logo
GALATEA
(30.7K)
FREE – on the App Store

Мейсон

Один из самых влиятельных людей в Англии, Мейсон Кэмпбелл, был холодным и жестоким человеком. Ветер разносил молву о его имени и заставлял любого дрожать от страха. Он был известен своей безжалостностью и неспособностью прощать. Лорен Харт только что устроилась к нему на работу в качестве его помощницы и оказалась в центре его истерик, гнева, ненависти и высокомерия. Жизнь была бы лучше, если бы она не работала на Мейсона Кэмпбелла, человека, которому завидовали мужчины и которого хотели женщины. Но Мейсон не смотрел ни на кого, кроме нее, особенно когда он заключил сделку, от которой она не смогла отказаться.

Возрастной рейтинг: 18+ (жестокое обращение, сексуальное насилие).

 

Мейсон автора Forevertoofar теперь доступна для чтения в приложении Galatea! Прочитайте первые две главы ниже или загрузите приложение Galatea для полного восприятия.

 


 

Приложение получило признание от BBC, Forbes и The Guardian как самое горячее приложение для взрывных новых романов.

Ali Albazaz, Founder and CEO of Inkitt, on BBC The Five-Month-Old Storytelling App Galatea Is Already A Multimillion-Dollar Business Paulo Coelho tells readers: buy my book after you've read it – if you liked it

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

1

“Успокойся”, – сказала моя соседка Бет, наблюдая, как я мечусь взад-вперед по нашей гостиной.

Я не могла найти себе места уже тридцать минут, нервничая и волнуясь.

“Все будет в порядке с твоим собеседованием”, – добавила она с ободряющей улыбкой.

Я бросила на нее взгляд. “Это не обычное собеседование!”

Я нервно провела рукой по волосам.

“У тебя будет собеседование с Богом?”

Я опешила от ее вопроса, посмотрев на нее, как на сумасшедшую.

Ну, очевидно, она была сумасшедшей, если говорила такое.

Она точно не понимала, что я чувствую по поводу этого собеседования.

От него зависело все.

“Нет, но у меня будет собеседование с очень влиятельным человеком”, – напомнила я ей.

Мейсон Кэмпбелл был одним из самых влиятельных людей в мире, и уж точно он был САМЫМ влиятельным человеком в Англии.

Никому не нравилось признавать это, но он был даже более влиятельным, чем королева.

В столь юном возрасте он уже заработал больше денег, чем кто-либо ещё.

Он создал несколько корпораций по всему миру, в которых работало около тысячи человек.

Его боялись по всей стране, потому что он был холоден и совершенно безжалостен.

Мейсон Кэмпбелл был человеком, который смеялся в лицо смерти.

Он жил по своим собственным правилам.

Я слышала, что люди ломались под его напряженным взглядом, и я имею в виду людей с большой властью.

Я также слышала, что он мог заставить любого человека исчезнуть на веки вечные.

Эта мысль приводила меня в ужас.

“Почему ты не выбрала другое место для работы?” – спросила Бет.

“Ходят слухи, что то, что происходит там, просто ужасно”.

“Я также слышала, что его холодный взгляд может расколоть камень, а земля содрогается от его гнева”.

“Я бы не отказалась увидеть это”, – ответила я, пытаясь разрядить обстановку, в которую сама себя загнала.

“Это зрелище точно тебя погубит”. Она говорила так уверенно.

Я подняла подбородок.

“Хотя это было бы интригующе”.

“Да”, – согласилась она с кивком, а затем нарочито весело улыбнулась.

“Но ты будешь чувствовать себя иначе, если его глаза будут испепелять тебя”.

Я хотела посмеяться над этим, но слишком нервничала из-за завтрашнего дня.

Я понятия не имела, откуда Бет взяла эти слухи.Хотя я признавала, что его глаза были ужасающими, я не думала, что он мог бы кого-то ими испепелить.

Люди иногда бывают такими драматичными.

“Пш”, – отмахнулась я.

“Это всего лишь слухи, Бет”.

Она выдержала мой взгляд:”Слухи иногда бывают правдивыми”.

Я боролась с желанием съежиться под ее взглядом.

“Я слышала, что он относится ко всем, как к врагам… Даже к своим сотрудникам”.

Мои нервы затрепетали.

Относится к своим сотрудникам, как к врагам? Как это вообще работает?

Я не могла понять, всерьез она или нет.

Я внимательно посмотрела на нее.

“Он настолько сумасшедший, я говорю тебе”.

“Тем более, тебе стоит подумать о том, чтобы подыскать еще пару вакансий”. Она сжала мои ладони в своих, затем отпустила их и скрестила руки на груди.

“Насколько ты уверена, что я вообще получу эту работу?”

Многие люди хотели работать в Кэмпбелл Индастри, и многие были уверены, что пройдут собеседование.

Только один из нас сможет получить эту работу, и я сильно сомневаюсь, что это буду я.

Некоторые девушки добивались его самого, а не работы.

“Уверена примерно на 0 процентов”. Бет рассмеялась, и я опять кинула на нее взгляд.

“Я не вижу ничего хорошего в работе там. Это место просто ужасает. Оно наполнено только тьмой и тотальным контролем”.

“Мейсон Кэмпбелл делает его таким, закрытым, холодным и запретным”.

“Да не может быть так, мы ведь не о тюрьме говорим”, – сказала я, прижимая подушку ближе к груди.

“Говорят, там даже хуже, будто бы само это место наполнено ужасом”.

“Знаешь”, – Бет снова посмотрела на меня своим пронзительным изумрудным взглядом.

“Я бы хотела тоже там быть завтра, чтобы увидеть, как ты будешь трепетать в страхе от его присутствия”, – закончила она со смехом.

“Заткнись”, – засмеялась я, швырнув в нее подушку.

“Я не собираюсь трепетать. Я не боюсь”.

Она подняла брови с вызовом. “Правда? Ты никогда раньше не была в его присутствии. Ты не знаешь, каково это”.

“Нервозно и дискомфортно, вот каково”, – подумала я, прикусив губу.

“Значит, если я приду домой в слезах, ты не сильно-то и удивишься”.

“Я буду держать наготове салфетки”.

“Сучка, обойдешься”. Я игриво посмотрела на нее.

Ее улыбка померкла, и она серьезно посмотрела на меня в ответ.

“У тебя все получится на собеседовании, Лорен. У тебя отличное резюме. Я уверена, что тебя выберут среди сотен людей”.

Я слабо улыбнулась. “Я надеюсь на это”.

Я действительно надеялась на это, потому что это была единственная работа, на которойхорошо платили. Я смогу оплачивать медицинские счета отца и его лечение.

На эти деньги я могла бы сделать гораздо больше, чем могу сейчас.

Но папино лечение было единственным, что меня беспокоило.

Когда он впервые сказал мне, что у него четвертая стадия рака, я чуть не сошла с ума от горя. Это стало настоящим ударом для меня.

Он был единственным человеком, который у меня остался после того, как мама ушла от нас, когда мне было десять лет.

Мне до сих пор больно, когда я думаю об этом.

Папе пришлось пройти через многое, чтобы вырастить меня, и теперь была моя очередь заботиться о нем.

Утро наступило раньше, чем я ожидала. Уже в шесть утра я была на ногах и во всю готовилась к собеседованию..

Собеседование было в семь тридцать, и я хотела быть там к семи.

Я застонала, сползая с кровати, и сонно поплелась в ванную.

Я умыла лицо, но толку от этого было немного: менее сонливой я не стала. Я почистила зубы, прежде чем забраться под душ.

Мне потребовалось десять минут, чтобы собраться.

Я выпрямила позвоночник, разгладила свою поношенную серую юбку, которая доходила мне до колен.

Светло-голубая блузка была заправлена внутрь юбки. Мои щеки были румяными, что придавало блеск моим карим глазам, будто бы всегда направленным слегка вверх и густо окаймленным ресницами.

Я туго завязала свои каштановые волосы в хвост, чтобы ни одна прядь не выбивалась.

Я надеялась, что выгляжу достаточно изысканно для собеседования.

Мне не нравилось сильно краситься, поэтому я выбрала естественный образ.

Я только накрасила губы нюдовой помадой и надела старые черные туфли на каблуках, которые купила два года назад.

Зная, что Бет еще спит, я оставила ей записку и, взяв сумку, вышла из квартиры.

В Лондоне было очень холодно, но поскольку все мои пальто были сильно изношены, я не могла надеть ни одно из них.

Я хотела выглядеть хорошо,и мне совершенно не хотелось, чтобы на меня смотрели свысока .

Я взяла такси, и когда я назвала водителю адрес, он, казалось, сильно растерялся.

Он переспросил, и я снова назвала адрес..

“Вы уверены, что вам нужно именно туда, мэм?”

“Да”, – сказала я, все больше раздражаясь.

После он уже просто молчал, но иногда я ловила его недоумевающий взгляд через зеркало заднего вида, как будто он не мог поверить, что я еду в такое место.

Он остановил машину напротив Кэмпбелл Индастри, и когда я уже собиралась спросить его, почему он не высадил меня возле входа, он сказал:

“Извините, мэм, но такси запрещено подъезжать к зданию. Мне придется высадить вас здесь”.

Удивленно открыв рот, я покачала головой в недоумении.

Я вышла и поправила блузку.

Если бы кто-нибудь мог остановиться и понаблюдать за мной, он бы увидел, как сильно я нервничаю.

Кэмпбелл Индастри мрачно возвышался надо мной. Это было огромное здание, в котором было около шестидесяти этажей.

Оно было большим, широким и пугающим.

Я осторожно прошла мимо охранника на входе и вошла в здание.

Вокруг было много людей, которые прогуливались в своих дорогих, аккуратных одеждах, и я почувствовала себя неловко из-за того, что на мне надето.

Казалось, они были на взводе, словно весь мир держался на их плечах.

Я нервно подошла к администратору. Это была рыжеволосая женщина, одетая в элегантное голубое платье.

Ее волосы казались идеально уложенными, а на лице почти не было косметики. . Ее ореховые глаза бесстыдно оценивали меня, а на лице было написано чистое отвращение.

“Кофейня дальше по улице, мэм”, – сказала она с легким итальянским акцентом.

“Что?” – спросила я в замешательстве.

Она уставилась на меня, как на тупицу.

“Вы разве не заблудились?”

“Нет. Я пришла на собеседование”.

Она приподняла свою идеальную бровь, ее рот искривился в удивлении. “Неужели?”

Снова бесстыдно оценив меня, она прищелкнула своим языком, прежде чем снова взглянуть мне в глаза.

Мне захотелось врезать ей по лицу. Мне здесь не место?!.

Да как она смеет!

Секретарша резко вдохнула, а затем расплылась в фальшивой улыбке.

“Двадцатый этаж. Поверните налево. Там вы найдете всех остальных”.

Мои губы дернулись.

Всех остальных? Она намекала на то, что на собеседование пришло много людей, а у меня нет никаких шансов его пройти?

Дрянь.

“Спасибо”, – выдавила я из себя.

“Уда….” Она снова уставилась на меня сверху вниз, ее лицо перекосилось. “….чи.”

Я чувствовала себя немного расстроенной, но постаралась успокоиться и направилась к лифту.

Я подождала несколько секунд, пока он откроется, и быстро ворвалась внутрь.

Прежде чем лифт закрылся, я заметила странную суматоху.

Охранник выводил женщину, и она плакала.

Очевидно, у нее был нервный срыв.

“Нет!” – кричала она. – “Вы не можете так со мной поступить! Я проработала здесь три года!”

Я молча наблюдала, как она пытается бороться с охранником.

“Вы не можете так со мной поступить!”

Лифт закрылся, скрыв от меня ее вопли

Мое сердце заколотилось.

Мне было искренне жаль эту женщину.

Что бы она ни сделала, она не заслуживала такого обращения.

Она проработала здесь целых три года!

Она заслужила хотя бы каплю уважения.

Я прижалась спиной к стене и закрыла глаза. Была ли это хорошая идея, в конце концов? Я не знала. Но это было единственное место с хорошей зарплатой.

Я делала все это только ради отца.. И думать нечего..

Работать здесь?! У тебя еще даже работы нет, и ты не знаешь, повезет ли тебе вообще.

Я зажмурилась в надежде, что собеседование пройдет успешно.

Я просто не могла все испортить.

На кону стояла жизнь отца.

У тебя нет права все испортить, Лорен.

У тебя все получится: просто успокойся и поверь в себя.

Да, я знаю, что пройду это собеседование. С блеском.Иначе и быть не может.

“Вы разве не выходите?” Меня испугал мужской голос рядом со мной.

Поняв, что уже поднялась на двадцатый этаж, я спешно извинилась перед пожилым мужчиной в сером костюме и выбежала из лифта.

Слева было огромное окно, и я уставилась на открывающийся из него потрясающий вид Лондона.

Меня так и подмывало достать из сумки телефон и щелкнуть разок.

Но я вовремя остановила себя, вспомнив, ради чего вообще оказалась в этом здании.

Я следовала инструкциям, которые мне дала администратор, и, повернув налево, увидела, как она и сказала, “всех остальных”.

Их было так много, что я даже не смогла разглядеть их всех до конца.

Все они были так красиво и элегантно одеты.

Группа девушек бросила на меня взгляд, и я услышала, как они слегка рассмеялись.

“Что-то не так с моим лицом?!” – хотела спросить я.

Подняв глаза, я заметила, что они не перестают пялиться на меня, совершенно не скрывая этого.

Я сердито отвернулась.

То, что они выглядели сексуальнее меня, были одеты лучше меня, не означало, что со мной должны так обращаться.

Я попыталась найти местечко, где можно было бы присесть, начав проталкиваться через уйму тел вокруг.

Наконец я заметила одно место в конце комнаты и направилась к нему. Но не успела я сесть, как меня опередил мужчина.

Он пожал плечами.

Я уже было повернулась, чтобы вернуться на свое место, но не успела опомниться, как меня стали толкать в разные стороны.

Потоком меня понесло к серебристой двери, и мне не оставалось ничего другого, кроме как войти в нее.

Дверь закрылась автоматически.

Я попыталась выйти, но дверь не сдвинулась с места. Меня начала обуревать паника..

Я попыталась снова, но дверь по-прежнему даже не дернулась.

Черт возьми!

Я повернулась, чтобы оглядеться, где я, и обнаружила, что нахожусь в длинном темном коридоре, в конце которого был лифт.

Я вздохнула с облегчением.

Выход.

Лифт открылся, когда я нажала на кнопку снаружи, и я быстро поспешила внутрь.

На панели была лишь одна кнопка с логотипом Кэмпбелла.

Мое лицо исказилось.

Решив, что лучше пойти туда, чем оставаться здесь, я нажала на нее.

Мое сердце почему-то начало колотиться, а руки задрожали.

Здесь было душно; я чувствовала присутствие чего-то мощного и устрашающего.

Что, черт возьми, со мной было не так?

Почему мне было так страшно?

Какого черта?

Лифт остановился, двери распахнулись, и я вышла так же быстро, как и вошла.

Может быть, хотя бы здесь можно будет дышать, в отличие от той комнатушки. Где я вообще оказалась?

Я осмотрела все вокруг, и у меня отпала челюсть.

В буквальном смысле.

Это был гигантский, захватывающий дух офис.

Он будто сверкал, и был настолько шикарным, что каждая мелкая деталь, каждая несуразица, любая мелочь просто кричали о дороговизне.

Белые кожаные сиденья блестели, и я не хотела прикасаться к ним, чтобы не испортить.

Вид отсюда был гораздо более удивительным.

У меня перехватило дыхание, когда мой взгляд зацепился за несколько картин на стене, и поняла, что все болтали именно о них.

Они стоили миллиард фунтов.

Ни хрена себе.

В стене был камин,а над ним расположился большой телевизор с плоским экраном.

Буквально все в офисе было белым, даже ручки,и у меня даже при очем большом желании не получилось бы описать всю эту красоту: от обилия белого, от дороговизны, от самого вида этого шикарного офиса мои глаза будто ослепли.

Я услышала, как открывается дверь. Приближались шаги.

Прежде чем я поняла, что происходит, меня грубо толкнули на пол, и я почувствовала пистолет у своего затылка.

Срань господня.

Такое бывает только в кино.

Не может быть, чтобы это было на самом деле.

Не может быть, чтобы я лежала на полу с пистолетом у головы, как какой-то преступник.

Я попыталась поднять голову, но она снова опустилась.

Я поморщилась и стиснула зубы.

“А теперь объясни, почему ты находишься в приватном помещении, пока я не вышиб тебе мозги”, – рявкнул он, снова приставив дуло к моему затылку.

Приватное помещение?!?

Откуда, черт возьми, мне было знать, что сюда нельзя входить?!

“Говори! Сейчас же!”

Я задрожала от страха.

“Я… Я заблудилась. Я не знала, что меня здесь не должно было быть”.

“Мне очень жаль, пожалуйста, не стреляйте в меня”, – умоляла я, закрыв глаза и молясь Богу, чтобы меня не прикончили вдали от близких из-за того, что я заблудилась и по ошибке забралась в чей-то офис.

“Отставить, Гидеон”, – сказал кто-то, заставив меня вздохнуть с облегчением.

Я почувствовала, как он отвел назад пистолет, который все это время держал у моего затылка.

Я продолжала лежать на полу, точно не зная, можно ли мне встать.

Видите ли, я очень дорожу своей жизнью.

“Встань”.

Мне не нужно было повторять дважды.

Поднявшись с земли, я медленно повернулась к стоящим передо мной мужчинам в черных костюмах, держащих в руках пистолеты.

Я вздрогнула, когда мои глаза нашли того самого, Гидеона, который мгновением ранее держал меня под прицелом.

“Как тебя зовут?”

“Лорен Харт”, – я подняла подбородок, надеясь, что мой голос звучит более твердо, чем это было на самом деле.

“Я забрела сюда случайно. Я пришла на собеседование, и меня втолкнули в дверь”.

“Я не могла вернуться назад, так как дверь не открывалась, и единственным выходом был лифт. Он поднял меня сюда”.

“Если вы подумали, что я здесь, чтобы украсть что-то, то вы ошибаетесь”.

Заставляя себя быть храброй, я продолжила: “Пожалуйста, отпустите меня”.

Они посмотрели друг на друга, и мне не потребовалось и минуты, чтобы понять, что они общаются друг с другом глазами.

Тот, кого я считала лидером, сделал жест, прежде чем один из них вышел из кабинета.

“Так… Может, мне просто уйти?” Я улыбнулась и сделала шаг вперед, прежде чем мне преградили дорогу.

“Или… Нет”. Я сделала пару шагов назад.

“Послушайте, у меня больше нет причин находиться здесь”.

“Я уже сказала, что ничего не брала. Пожалуйста, позвольте мне просто уйти. Я опаздываю на собеседование”.

Они проигнорировали меня.

Затем…

Я задрожала.

Как будто даже воздух вокруг изменился.

Меня обдало прохладой офиса. Сердце бешено заколотилось в груди.

Я почти чувствовала прилив эмоций, мощную силу, стремящуюся доказать свою неукротимость.

Я крепко сжала свою сумку, и это ощущение почти сбило меня с ног.

Я услышала сердитые шаги, прежде чем заметила его.

Клянусь…

Я.

Перестала.

Дышать.

От его позы у меня перехватило дыхание.

Он тяжело дышал, его широкая, мускулистая грудь поднималась и опускалась, как будто он только что пробежал марафон.

Он был одет в черное с ног до головы: черный костюм от Армани, рубашка и галстук, – все это облегало его тело так, что казалось, будто его мощные руки и грудь жили собственной жизнью, бросая вызов любому, кто усомнится в его свирепости.

Он был настолько красив, словно сам вырезал себя из камня: скулы, которым позавидовали бы любые мужчины и женщины, прямой нос и алые губы.

А его глаза, о боже, его глаза отливали чистым серебром.

Это были живые, но самые холодные глаза, которые я когда-либо видела в своей жизни.

Он провел пальцами по своим темным волосам, его серебряные глаза были почти готовы оскалиться на любую бедную душу, достаточно глупую, чтобы посмотреть в его сторону.

Одного его взгляда было достаточно, чтобы оспорить сам факт существования человечества.

Это был Мейсон Кэмпбелл.

Самый жестокий человек в Великобритании.

У меня перехватило дыхание.

Охранник, освобождая ему дорогу, спешно отошел в сторону, когда мистер Кэмпбелл вошел; его движения были точными и уверенными.

Он даже не взглянул на меня – занял место за своим столом и принялся просматривать какие-то документы.

В течение пяти минут никто ничего не говорил; я уже начала уставать, а мои ноги начали неметь.

Никто не обращал на меня внимания, и, казалось, никто не собирался меня просто отпустить.

Прошло еще пять минут, прежде чем он поднял свою большую, сильную руку и помахал мне.

Я выдохнула и повернулась, чтобы уйти, но тут на меня бросил взгляд Гидеон, и его люди начали покидать офис. У меня свело живот.

Он не прогнал меня.

Они все ушли, а я осталась одна в его присутствии.

Я пыталась вести себя естественно, но, черт возьми, у меня ничего не получалось.

Я застыла на месте, но продолжала двигать руками и ногами, просто чтобы перестать нервничать.

Я хотела взглянуть на Мейсона Кэмпбелла, но боялась, что если я это сделаю, то превращусь в пепел или в камень.

Ни то, ни другое не звучало нормально.

“Прекратите дергаться, вы мне мешаете”, – его голос был мягким, но в то же время холодным и смертоносным.

Я даже не подозревала, что он знает, что я здесь.

Не пытаясь скрыть своего возмущения, Мейсон Кэмпбелл устремил свой мрачный взгляд на меня, девушку, посмевшую нарушить его покой.

“Или я буду вынужден что-то предпринять”.

Моя грудь сжалась так сильно, что я едва могла дышать.

Страх пронизывал меня насквозь. Я представила себя, лежащей в какой-нибудь канаве, холодной и мервтой, и этот образ лишь усилил мою нервозность.

Я чуть было не обмочила свои трусики.

“Присаживайтесь”.

На дрожащих ногах, я быстро села на один из стульев перед ним, решив, что мне будет безопаснее, если я буду находиться вне его поля зрения. Но выбора у меня не было.

“Почему вы здесь?” – спросил он, не отрывая глаз от бумаг.

Мне внезапно захотелось заглянуть в них, чтобы увидеть, как выглядит его почерк.Уродлив ли он? Красив ли?

Я точно знала, что правдой было последнее, иначе и быть не могло.

Я покрутилась на своем месте, пытаясь заговорить, пока он не разозлился.

Я прекрасно помнила, что люди говорят о Мейсоне Кэмпбелле.

Единственными сильными эмоциями, что он когда-либо испытывал в своей жизни, были гнев и холод его собственного сердца.

Поговаривали, его гнев был настолько неистовым, что у людей леденели кости.

Я думала, что это безумие, что он не может быть таким, как все о нем говорят, но сейчас я начинала думать иначе.

“Я… Я… Я… У…” Я заикалась от страха, предложение, которое я хотела сказать, никак не могло сорваться с губ.

Мейсон перестал писать и вдруг поднял на меня взгляд.

Его властные серебристые глаза, столкнувшиеся с моими, заставили меня сглотнуть.

Он продолжал буравить меня взглядом.

“Все хорошо”, – сказал он и наклонил голову.

“Я… Пугаю тебя?”

Я облизала губы, прежде чем заговорить: “Это вопрос с подвохом?” – тихо спросила я.

Не получив никакого ответа, я добавила, “Да… Да”.

Он поднял идеальную бровь.

“Почему?”

“Я очень боюсь сболтнуть лишнего, после чего меня найдут мертвой в какой-нибудь канаве”.

“Люди говорят, что вы холодный и жестокий убийца, и вам доставляет удовольствие убивать своих жертв или заставлять их исчезать”.

Я даже не поняла, что именно сказала, пока меня не осенило.

Мои глаза расширились, и я в ужасе закрыла рот рукой.

Его челюсть сжалась, он провел рукой по лицу.

“Вам не мешало бы помнить, с кем вы разговариваете, мисс”, – предупредил он. Взгляд серебряных глаз был тверд, как лед, а глубокий голос был столь же холоден.

“Харт”, – ответила я, мой голос дрожал.

“Лорен Харт. И, конечно, мистер Кэмпбелл”.

“Мисс Харт, я не очень люблю повторяться. Почему вы здесь?” – наседал он, на этот раз его голос звучал громче.

Громче, но кроме этого в нем зазвучали гнев и нетерпение.

“Я пришла на собеседование. Я не пыталась пробраться в чей-либо офис. Меня толкнули в дверь, и единственным выходом был лифт, который привез меня сюда. Мне очень жаль.”

“Если вы будете так добры отпустить меня, я пойду”.

“Я не добрый человек, мисс Харт”, – он говорил так, как будто ему было противно незнакомое слово.

“Конечно. Если вы будете достаточно любезны?”

Вытянувшись во весь рост, мистер Кэмпбелл вскинул бровь.

С вызовом.

“Никакой разницы”.

По моим венам начало разливаться раздражение; ситуация никак не разрешалась, наши глаза встретились, и я снова наткнулась на тот же холод.

“Если вы будете так великодушны, отпустите меня, пожалуйста? Я не хочу вас больше беспокоить”.

“У вас, видимо, есть словарь, мисс Харт?” – спросил он, не моргнув глазом.

“Это все слова, которые вы знаете?”

Когда я попыталась ответить ему, он оборвал меня.

“Это был риторический вопрос”.

“Оу.”

“Действительно”, – ответил он таким тоном, что я подумала, не считает ли он меня тупицей.

“Передайте мне ваше резюме”.

Наступила неловкая пауза, я в недоумении уставилась на него.

“Вы хотите посмотреть мое резюме?”.

“Я говорю по-английски, не так ли? Передайте мне ваше резюме”.

Я быстро передала ему свое резюме.

“Хм. Вы учились в Найт Колледже – очевидно, я не ожидал, что у вас будут хорошие оценки”.

“Всего две работы за плечами. Ноль опыта”, – проговорил он про себя, тщательно выговаривая каждое слово.

Его лицо исказилось в странной гримассе жалости и упрека.

“Вы же не надеялись получить эту работу, когда шли сюда?”.

“Судя по тому, что я здесь вижу, вы явно недостаточно квалифицированы для работы в “Кэмпбелл Индастри”, мисс Харт”, – сказал он, ничуть не щадя мои чувства.

Я стойко выдержала его взгляд, мой гнев готов был вспыхнуть.

Я сжала губы, надеясь, что он не заметит, как на моем лице дрогнул мускул.

“Что? Я не получу работу?” – спросила я. Его слова вонзились, как острый нож, прямо в мое сердце.

Когда я пришла сюда, я знала, что у меня нет шансов, но это не означало, что мне не было больно.

Это был мой единственный шанс получить идеальную работу с хорошей зарплатой.

Я хотела сказать, что не должна была проходить собеседование с ним.то на собеседование меня позвала Мэри Уорнер.

Но я была трусихой.

“Вы собираетесь плакать, мисс Харт?” – спросил он, наклонив голову набок.

“Нет… Я просто…”

“Хорошо. Потому что я ненавижу слабых женщин, которым недостает сил справиться с правдой. Вытрите слезы, прежде чем оставить здесь свою ДНК”.

Я напряглась, вена на моем лбу начала пульсировать.

“Спасибо, что уделили мне время, мистер Кэмпбелл”.

Мое сердце заколотилось в горячем гневе, когда я сделала попытку встать и покинуть его проклятый офис и уродливую личность.

“Но… Вы подходите для одной вещи. Есть вакансия, которая вам очень подходит. Не хотели бы вы стать моей помощницей? Только не позволяйте этому слову завладеть вашей головой.”

“Вы просто будете выполнять мои поручения, отвечать на звонки и приносить мне чай. Ваша зарплата, конечно, не будет большой”.

Я сделала несколько длинных, глубоких вдохов, пока напряжение во мне не стало ослабевать.

“Мистер Кэмпбелл, если бы вы только…”

“Соглашайтесь или уходите. Там целая очередь людей, которые готовы убить за эту работу”.

Закрыв глаза, я сжала переносицу и подавила желание запрокинуть голову и закричать. “Да, но…”

Он отвернулся от меня и опустил взгляд на бумаги, лежащие перед ним.

“Хорошего дня, мисс Харт”.

Часть меня кричала, что это хорошая работа, а другая – что я не заслуживаю, чтобы со мной так обращались, но та часть, которая кричала громче, победила.

“Я согласна! Я согласна на эту работу”. Сжав губы, я проглотила горечь, поднимающуюся в горле, и вместо этого посмотрела на него с презрением.

“Мистер Кэмпбелл, вы меня слушаете?”

“Я сказала, что соглашусь на эту работу”. Все мое тело дрожало от волнения; я сжала руки в кулаки под столом, пока он игнорировал меня.

“Увидимся в понедельник в восемь часов”, – бросил он, даже не потрудившись посмотреть на меня.

“Спасибо вам огромное! Я бы не позволила…”

Он перебил: “Выход найдете сами”.

Ну и задница. Я молча вышла из офиса, мысленно воспроизводя 20 минут разговора с ним. За все эти минуты он так и не сказал мне ничего хорошего.

Как можно работать на такого человека?

Запомни, Лорен. Ты теперь работаешь на него. О да, какой кошмар.

Если бы я не была так отчаянно занята поиском работы, я бы ни за что не согласилась работать на него.

Даже если зарплата была не такой, как я хотела, я собиралась принять его предложение.

Я не собиралась отказываться, я вспомнила о своем отце и о том, что это все для него.

Надеюсь, мне удастся выжить, работая на Мейсона Кэмпбелла.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

2

Мой первый день в Кэмпбэлл Индастри прошел великолепно, настолько великолепно, что я хотела бы переживать его раз за разом.

Подумайте о лучшем, что когда-либо с вами случалось. А теперь умножьте это на 100.. Именно так я себя чувствовала.

Вы все можете заметить сарказм?

Вот так прошел день.

Я не помню, когда в последний раз просыпалась, чтобы собраться на работу, и меня колотило от волнения

Прошлой ночью я почти не спала.

Мой разум твердил мне, что я иду работать на Мейсона Кэмпбелла. В какой-то момент я ущипнула себя, решив, что это всего лишь сон.

Когда я рассказала об этом Бет, моей лучшей подруге и соседке по комнате, она нагло расхохоталась мне в лицо, заявив, что я лгу.

Она не верила, что я когда-нибудь смогу поговорить с Мейсоном, думала, что я не настолько важна, чтобы даже просто находиться в его присутствии.

Она думала, что я нашла работу в каком-то отвратительном месте, а я не хотела ей об этом рассказывать, поэтому соврала, что работаю в Кэмпбелл Индастри.

Совру, если скажу, что меня не оскорбляло ее отношение.

Она говорила так, будто Мейсон – это Бог, к которому нельзя обращаться.

Но позвольте мне сказать вам кое-что: Мейсон не был ни Богом, ни Ангелом.

Он не был тем, кто раздавал детям сладости и говорил приятные слова, от которых у кого угодно становилось тепло в животе.

Он был Сатаной.

Мейсон был тем, кто выхватывал конфеты у маленьких детей и съедал их у них на глазах.

Он был тем, кто мог толкнуть вас под несущуюся машину.

Он был тем, кто мог сказать несколько слов, достаточных для того, чтобы у любого человека случился сердечный приступ или остался шрам на сердце.

Но была в нем и одна хорошая черта.

Он был красив,этого я не могла отрицать.

Почему красивые мужчины такие грубые, холодные и бессердечные? Я говорю по собственному опыту.

Последний красивый парень, который был у меня несколько лет назад, изменил мне.

Он сказал, что я скучная и требовательная. Мудак.

Ладно, возможно, это не было достаточной причиной.

Но как насчет тех красивых парней, которым я улыбалась и получала холодный ответ, а?

В любом случае, Мейсон был самым большим ублюдком из всех.

Он прямо говорил, что я тупица. Смеялся над моим образованием, высмеял мой колледж.

Но все это было даже мило по сравнению с тем, что он сказал о моем опыте.

Я могу только представить, как ужасно будет работать на него.

Может быть, в тот раз у него было плохое настроение? Может быть, он на самом деле не такой уж плохой, и я ошиблась в нем?

Каким бы он ни был, я собиралась стать лучшей помощницей, что когда-либо работала на него.

Я не дам ему повода наброситься на меня или издеваться надо мной.

Я проснулась рано, оделась и состроила свое самое счастливое и храброе лицо.

Не потрудившись разбудить Бет и сказать ей, что я ухожу, потому что эта стерва может сказать что-то, что мне не понравится, я взяла все вещи и покинула нашу квартиру.

На мой взгляд, то, что я надела, было лучшим, что я могла найти в своем шкафу.

Я могла бы надеть красивое платье на свадьбу или по особому случаю, но я не могла поверить, что надела его на работу.

Я также не могла поверить в ту враждебность, которую увидела, когда переступила порог Кэмпбелл Индастри.

Очевидно, до всех дошли слухи, что я – новая помощница босса.

Что-то новенькое.

Не обращая внимания на несколько взглядов, я нажала влажным от пота пальцем на кнопку, которая привела меня прямиком на этаж мистера Кэмпбелла.

Как только дверь открылась, я вышла; мои шаги были настолько нервными, что, будь у моих ног собственная воля, они бы тут же бросились наутек.

Когда я переступила порог здания, я не знала, куда, черт возьми, мне идти.

Я не могла просто ворваться в кабинет мистера Кэмпбелла и спросить, где мой стол.

Кроме того, я не думала, что он еще здесь.

“Лорен Харт?”

Я повернулась на звук своего имени и столкнулась лицом к лицу с красивой женщиной.

Она была так великолепна и так хорошо одета. Я откровенно завидовала ей.

Все, что я хотела сделать, это дернуть ее за волосы и испортить юбку и блузку.

Я хотела сделать ей больно и не знала, почему.

О, конечно, нет, я все прекрасно знала. Она выглядела гораздо лучше меня.

Бог знает, что она видит, когда смотрит на меня.

Но я знаю, что вижу, когда смотрю на себя.

На вид ей двадцать четыре или двадцать пять.

“Да?” – вежливо ответила я. Я даже улыбнулась.

Улыбнулась ли она в ответ? Нет.

“Меня зовут Джейд. Я немного удивлена, что вы пришли так рано, хотя это хорошо. Мистер Кэмпбелл не любит, когда его сотрудники опаздывают”.

Я хотела сказать: “Разве ты не пришла немногим раньше меня, сучка?”, но вместо этого я снова улыбнулась.

“Я уверена, что никто не приходит. Хорошо, что я всегда рано встаю”.

“Мистеру Кэмпбеллу не нужно беспокоиться о том, что я прихожу поздно.”

“Хм.” Она кивнула головой, погрызла ручку и решила осмотреть меня, явно не в восторге от того, что увидела.

“Никто не сказал мне, как выглядит новая помощница мистера Кэмпбелла, но должна сказать, что я немного разочарована. Я ожидала гораздо большего. Но, думаю, он сжалился над тобой.”

“На его месте я бы тоже пожалела тебя”.

Я хотела убить ее и закопать на глубине шести футов под землей, где от ее гнилого трупа останутся только кости и череп.

Неужели босс и сотрудники были одинаковы?

Они все ведут себя так, будто они лучше других.

Я широко улыбнулась.

“Наверное, он увидел то, чего ни в ком не видел. Наверное, мне повезло”.

Убийственное выражение ее лица принесло мне немного удовлетворения.

“Неважно. Следуйте за мной, и я провожу вас к вашему столу”.

Я следовала за ней вплотную, мой взгляд упирался ей прямо в спину.

Как только она повернулась, я изобразила на лице приторную улыбку.

Она указала на стол, на котором стоял белый ноутбук.

Стол был придвинут далеко к стене, рядом с большой двойной дверью.

“Вы будете сидеть здесь”, – сказала она.

“Вы можете положить на свой стол одну личную вещь, мистеру Кэмпбеллу не нравится, когда у сотрудников слишком много вещей. Ваша задача: отвечать на звонки и выполнять его задания”.

“Вы поняли?”

“Да”.

“Очень хорошо. Добро пожаловать в “Кэмпбелл Индастри”. Я посмотрю, как долго вы продержитесь”.

Я прикусила язык и с силой вдохнула через нос.

“Уверяю вас, дольше, чем вы”.

Я видела, как дернулась ее бровь, но она ничего не сказала. Она ушла, оставив меня устраиваться.

Не прошло и тридцати минут, как вошел мистер Кэмпбелл, словно ураган, готовый затянуть вас в свою воронку.

Его лицо не выражало никаких эмоций, а эти каменно-холодные глаза могли прекратить ваше существование.

Я стояла, как зачарованная, не в силах оторвать взгляд от его мускулистых рук, груди и ног.

Его синий костюм от Армани прилегал к телу, как вторая кожа.

В его движениях при ходьбе чувствовались совершенная смертоносность и хищность.

Мое сердце заколотилось от восхищения.

Он был сильным человеком, невероятным во всех отношениях, и один только вид его сейчас, в его полном великолепии, почти поставил меня на колени.

Как будто я видела его в первый раз.

Все кивали ему в знак приветствия, но он не обращал на них внимания и проходил мимо с таким изяществом, которое я никогда ни в ком не видела, направляясь в свой кабинет.

Он был таким грубым.

Я просидела за своим столом несколько минут, прежде чем набралась смелости и подошла к его кабинету.

Я постучала в его дверь. Раз, два. Никакого ответа.

Я постучала снова.

На этот раз громко.

“Что?!” Его голос был глубоким и оглушительным.

Казалось, что он грохочет внутри здания.

Сглотнув желчь, поднявшуюся в горле, я повернула ручку и толкнула дверь.

Я вошла в его холодный кабинет и закрыла за собой дверь.

“Доброе утро, сэр”, – поприветствовала я его, мое сердце колотилось в груди.

Мистер Кэмпбелл медленно поднял голову и посмотрел на меня.

Он выглядел более пугающим, чем я могла себе представить, и я не смогла сдержать дрожь, которая сотрясла мое тело, когда эти серебристые глаза остановились на мне.

В его взгляде не было ничего знакомого.

Я затаила дыхание.

Его глаза почти лениво блуждали по мне.

Сперва я ощутила скуку. Затем раздражение.

Мы не были рядом, но наши глаза все еще были устремлены друг на друга, и это сильно било по нервам.

Сотня чувств пронеслась сквозь меня в тот миг. Как будто все в мире замерло.

Этот человек… Он был пугающим. И я, возможно, случайно продала ему свою душу.

“Да? Могу я вам чем-то помочь?” – рявкнул он.

Я уставилась на него, не понимая, что он имеет в виду? Неужели мне нельзя было подойти поприветствовать его, пока я ему не понадоблюсь?

Прежде чем я успела что-то сказать, он засыпал меня новыми вопросами.

“Как вы сюда попали? Кто вас впустил?” Он нажал на переговорное устройство и заговорил.

“Кто впустил сюда эту женщину?”

“Я плачу вам за то, чтобы вы впускали в мой офис незнакомых людей?!”

“Серьезно, вы спрашиваете меня, какая женщина? Вы уволены!”

Он повышал голос на беднягу, которому не посчастливилось ему ответить.

Этот голос не предвещал мне ничего хорошего.

“Пожалуйста, мистер Кэмпбелл, вы наняли меня вашим помощником. Лорен Харт, помните?” – спросила я задыхающимся, умоляющим голосом.

Мое сердце громко колотилось, и я не могла пошевелиться.

Мой глубочайший инстинкт предупреждал меня не злить этого человека еще больше.

Он был как неумолимый шторм, сила, с которой необходимо считаться.

Мейсон поднял брови, когда схватил меня за плечи, наставив на меня свою ручку в знак понимания.

“Вы определенно выглядите по-другому. Не так плохо, как в тот день, прогресс налицо”.

“Да, сэр”, – ответила я, стараясь сохранить свой тон легким и простым.

“Я постараюсь соответствовать ожиданиям этой компании”.

Наконец оторвав от меня взгляд, он ответил: “Мне не кажется это возможным, мисс Харт”.

Я смотрела, как он что-то пишет на листке бумаги.

“Возьмите это”. Я быстрым движением взяла у него бумагу, и наши пальцы соприкоснулись бы в процессе, если бы он не отпустил ее прежде, чем это произошло.

“Это моя электронная почта и пароль от нее “.

“Отвечайте на все мои письма. Игнорируйте те, которые не относятся к делу. Не назначайте встречи, не посоветовавшись со мной. Ни при каких обстоятельствах, мисс Харт, не предавайте огласке ни одно из моих писем”.

“Держите мои письма в тайне. Если я узнаю, что вы обсуждали их с кем-либо, семьей или другом, уверяю вас, вы очень пожалеете об этом”.

Мое сердце начало учащенно биться, меня раздражал тот факт, что он мог вызвать во мне такую тревогу. И ведь он делал это намеренно!

Конечно, он это делал намеренно.

“Каждое утро, ровно в 9 часов, вы будете приносить мне чай, а не кофе. Я люблю черный. Он не должен быть ни слишком холодным, ни слишком горячим. “

“Все документы, которые мне нужно подписать, должны быть на моем столе еще до моего прихода”.

“Вы не входите в мой кабинет и не пускаете посетителей с полудня и до часу дня. Мой обед вы забираете в ресторане Roseire. Это в часе езды, и мне все равно, как вы туда доберетесь. Просто попросите мой обычный”.

“Имейте в виду, что он должен быть горячим и должен стоять на моем столе к двум часам. Если он окажется холодным, я вычту стоимость из вашей зарплаты”.

Неужели он серьезно?

Боже, он такой властный.

Посмотрите, как он сидит там, отдавая приказы, как будто он правит Землей или что-то в этом роде.

Боже, если бы этот человек действительно правил миром, мы все были бы обречены.

Я недолго пробыла в его присутствии, но могу сказать, что мир пострадает от его рук.

“Вы меня слушаете?” Он выглядел возмущенным.

На его лице показалась гневная гримаса, а его взгляд критически оценивал меня.

Что-то темное мелькнуло в его выражении, от чего у меня свело живот.

Сглотнув, я кивнула головой.

Его глаза сузились. “Вы не киваете в ответ. Вы говорите, когда к вам обращаются, понятно?”.

“Да, сэр”. Я опустила глаза, прежде чем посмотреть на него.

Свирепое выражение его лица наполнило меня ужасом.

Он продолжил своим холодным и неумолимым тоном.

“Я взял на себя ответственность передать вам это”.Он бросил мне что-то похожее на руководство для сотурдников. “Прочтите это. Следуйте этому. Если хотите быть здесь через неделю”.

“Я обещаю, что не разочарую вас”, – тихо сказала я.

“Мне все равно, разочаруете ли вы меня, мисс Харт. Я даже буду рад, если вы это сделаете. Это только подтвердит то, что я думаю о вас. Не думайте, что вы официально перешли в “Кэмпбелл Индастри”.”

“Вы находитесь на испытательном сроке. Любая ошибка выдворит вас отсюда быстрее, чем вы успеете моргнуть. Как я уже сказал, вы не единственная, кто хотел бы получить эту работу”.

“Люди с большим талантом, чем у вас”. Он переплел пальцы перед собой.

“И не вздумайте вбить себе в голову, что вы особенная”.

Сукин сын.

Я хотела что-то ответить, но он заставил меня замолчать, подняв руку.

“На этом все”.

Я повернулась и тихо вышла из кабинета.

У меня было такое чувство, будто мне только что сообщили, что кто-то из моих знакомых умер, и я оплакиваю этого человека.

Я даже не знала, что думать.

Я знала, что у Мейсона Кэмпбелла было очень много черт, и грубость явно была одной из них, но я никогда не знала, что он был НАСТОЛЬКО груб.

Не глядя никому в глаза, я подошла к своему столу.

Я села, считая от одного до десяти, прежде чем вернуться к руководству для сотрудников, которое он мне дал.

Я уже собиралась начать листать его, когда услышала кашель.

Я подняла голову и увидела Джейд, которая скорчила мне мордашку в духе “я тебя ненавижу, но ничего не могу с этим поделать”.

“Да?”

Она закатила глаза.

“Я должна провести для тебя чертову экскурсию, как будто мне больше нечем заняться”, – усмехнулась она и развернулась, не дожидаясь, пока я что-нибудь скажу.

Я смотрела на ее удаляющуюся фигуру, задаваясь вопросом, когда, черт возьми, у нее начался ПМС, или ее стервозность пришла сама собой? Неужели все здесь были ужасны?

Я не помню, когда в последний раз оказывалась в окружении настолько мерзких людей.

Даже в средней школе не было так плохо, а это уже о многом говорит.

Мисс Стервозное Лицо, вероятно, считала себя одной из лучших в этой компании, той, кто наступит тебе на ногу, несмотря ни на что, и той, кто считает, что все должны следовать за ней.

Что ж, я не собиралась быть ничьей сучкой.

Я снова опустила взгляд на руководство, открыв первую страницу.

“Ты не идешь?” – услышала я, как Джейд огрызнулась.

Взглянув на ее сердитое лицо, я подняла бровь.

“О, я не знала, что ты хочешь, чтобы я следовала за тобой. Ты должна была сказать об этом”.

Я закрыла учебник и встала, чтобы последовать за ней.

Следующие тридцать минут были жутко скучными.

Джейд показала мне каждую комнату в здании, и я знала, что не смогу запомнить все места, потому что не уделяла этому все свое внимание.

Я чуть не танцевала от радости, когда села обратно на свой стул.

Наконец, все было кончено.

Нахождение в присутствии Джейд высасывало из меня все то немногое счастье, которое во мне еще оставалось.

Ровно в восемь пятьдесят пять я поспешила за чаем для мистера Кэмпбелла.

Я приостановилась, пытаясь вспомнить, сказал ли он мне, сколько сахара он хочет в чай, и хочет ли вообще.

Я пошла на большой риск и не стала класть сахар в его чай.

Это могло либо спасти меня, либо лишить работы.

Когда он разрешил мне войти в его кабинет, я постаралась сделать это настолько спокойно, как только могла.

Я держала чай перед ним и ждала, когда меня попросят уйти.

Мистер Кэмпбелл не спеша закончил работу на своем ноутбуке, прежде чем взять чай.

Я вздохнула с облегчением, когда он не начал кричать об отсутствии сахара.

“Вы можете идти”, – сказал он ледяным тоном.

Он все еще не смотрел на меня.

“Не за что, сэр”, – сказала я, поворачиваясь, чтобы выйти из кабинета.

Его голос остановил мое движение.

“Что вы только что сказали?” В его тоне звучали недоверие и гнев. Волна ужасающего гнева, от которого у меня задрожали ноги.

“Вы язвите, мисс Харт?”

Я покачала головой..

Я не язвила. Как я могла язвить, когда знала, что у меня такой начальник, как он?

Просто инстинкт заставил меня сказать это.

“Простите, сэр. Я не хотел ничего плохого”. Я не могла сосчитать, сколько раз я извинялась с того момента, как впервые встретила его.

И что-то подсказывало мне, что это еще не все.

Он сузил глаза, пытаясь сломить меня и доказать тем самым, что я слаба и не способна справиться с давлением.

По крайней мере, я думала, что он делает именно это.

“Вы можете идти”.

Я выбежала оттуда и наконец-то смогла дышать нормально, оказавшись за пределами его пристального взгляда.

Раздалось негромкое хихиканье, и я огляделась в поиске источника.

Высокий, худой парень смотрел на меня, его губы кривились в ухмылке.

У него были короткие темные волосы по бокам, а колосок посередине был немного длинным и беспорядочным.

Увидев, что я смотрю на него, он подошел поближе.

“Поздравляю”, – сказал он глубоким голос с намеком на шутку.

“Ты пережила два визита в его кабинет. Повод отпраздновать”.

Я не могла не улыбнуться.

Во-первых, потому что я знала, что он, скорее всего, говорит правду, а во-вторых, потому что я знала, что он мне понравится. Он отличался от окружающих.

Сделав небольшой реверанс, который вызвал еще одну усмешку с его стороны, я сказала: “Не хотите ли вы выгравировать это на чашке и подарить ее мне?”.

“О, умно. Вы собираетесь управлять своими эмоциями и состоянием. Продано.”

Я протянула руку, моя улыбка стала шире.

“Я Лорен. Лорен Харт”.

Рыжеволосый парень освободил одну руку от своей чашки и покачал головой.

“Приятно познакомиться, Лорен. Я Аарон Харди. Очень приятно видеть, как кто-то выходит из кабинета босса без слез”.

“Можно сказать, что я храбрая”.

Он кивнул, наклонив голову в другую сторону, чтобы изучить меня.

“Или глупая. Почему вы согласились на эту работу?” – спросил он, и прежде чем я успела ответить, он оборвал меня восклицанием: “Ага! Кажется, я понял”.

“Это из-за зарплаты, не так ли? Это всегда зарплата”.

Я закатила глаза. “Что-то вроде того. Мне нужны деньги”.

“Ааа.”

“Ты ужасно добр ко мне. Как это возможно? Все либо ненавидят меня, либо планируют начать это делать. Они все такие зажатые. Ребята, пожалуйста, остыньте”.

Он засмеялся, его плечи дрожали. “Поверь мне, когда я говорю, что они завидуют тебе. Мистер Кэмпбелл не нанимает – простите за мой выбор слов – таких, как вы”.

“Он любит сотрудников высокого класса, людей, которые не опозорят его компанию. Но они думают, что вы можете быть для него особенной”.

Я фыркнула.

“Это так глупо. Он ненавидит меня”.

“Он ненавидит тебя так же, как и всех остальных. Это не личное”.

“Интересно, почему”.

“И именно поэтому, моя дорогая Лорен, мы всегда будем продолжать удивляться”, – сказал он, подмигнув мне.

“Давай вернемся к работе, пока нам не пришлось задержаться на час после”.

Я шагнула рядом с ним, выглядя удивленной.

“Ты серьезно?”

“Неа”, – шутливо ответил он. – “Он не такой уж и ублюдок”.

Я остановилась, одарив его своим лучшим взглядом “Ты издеваешься надо мной”. Он повернулся и пожал плечами.

“Ладно, может, он и ублюдок”.

“По мне, так он просто ублюдок”.

Кто-то прочистил горло, и я застыла в шоке, мое сердце просто лопнуло в груди.

Только хихиканье Аарона, казалось, вывело меня из этого состояния.

“Боже мой”, – он снова рассмеялся. – “Ты бы видела свое лицо. Ты думала, что это он?”

“Это не он?”

“Нет, но тебе стоит быть осторожнее со словами”.

Зеленоволосая девушка улыбнулась мне, обхватив рукой шею Аарона.

“Так это она, новая помощница?”

Я выпрямилась, расправила плечи и посмотрела прямо ей в глаза.

Она хихикнула.

“Черт, девочка, я не кусаюсь”, – сказала она, забавляясь тем, что я пытаюсь стоять на своем.

Я тут же расслабилась, решив, что она не хотела причинить мне вреда. Никаких признаков презрения. “Я Афина”.

Я подняла бровь.

Она усмехнулась. “Моя мама странная”.

“У тебя зеленые волосы, и тебя все еще не уволили”.

Я точно знала, что Мейсон никогда, никогда не возьмет на работу человека с зелеными волосами.

“Это потому, что он не может меня уволить. Я его тетя”.

“Что?! Но ты не выглядишь старше…”

“23?” – спросила Афина.

“Да, я часто это слышу. Он старше меня, но я его тетя, бла-бла-бла. Его мама – моя сводная сестра”.

“Вау.” Она, должно быть, единственный человек, с которым он может быть милым.

Афина уставилась на мое ошеломленное лицо.

“О, милая, то, что я его тетя, не значит, что я не получаю то же дерьмо”.

“Да, но ты единственный человек, которого он уважает”, – сказал Аарон.

Она пожала плечами, как будто это было не так уж и важно. Я никогда не думала, что мистер Кэмпбелл способен кого-то уважать.

Его огромное эго размером с Землю не смогло бы справиться с такой вещью.

Было странно слышать о человеке, который требовал для себя уважения везде, куда бы ни пошел.

“Давайте просто вернемся к работе”.

Я похлопала Аарона по плечу, прежде чем вернуться к своему столу.

Мне предстоял долгий, мучительный день.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

Share on facebook
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on email

Шипы любви

Нет ни одного человека, который бы не любил Скарлетт. Она молода, красива и уона просто ангел… Поэтому для всех становится огромным сюрпризом, когда ее истинной парой становится бессердечный и беспощадный Альфа-король. Все боялись его и с ужасом ожидали, что он вернется и, как он грозился, заберет то, что пренадлежит ему по праву. Сможет ли Скарлетт смягчить короля или, как и многим другим, ей придется молить о пощаде?

Возрастной рейтинг: 18+

Мой Ковбой

Отец Коры, бросивший ее много лет назад, оставляет девушке огромное наследство. Но есть одна загвоздка! Она должна целый год жить в глуши и содержать его ранчо. Городская девушка в провинции чувствует себя не в своей тарелке. Но когда она встречает Хаэля, сексуального ковбоя, который работает на ее ранчо, деревенская жизнь становится намного интереснее…

Возрастной рейтинг: 18+

Меченая

Семья Рики запирала её дома каждую ночь с момента рождения, девушка не могла исполнить свое единственное желание: посмотреть ночью на звезды.

Теперь, двадцать лет спустя, она разрабатывает план побега со своими друзьями, ещё не зная, что этот бунт навсегда изменит ее жизнь: она попадёт в поле зрения Альфы, который не позволит ей уйти.

Возрастной рейтинг: 18+

Снова найти любовь

Джосайя – байкер, который всё ещё оплакивает смерть своей жены. Когда он неожиданно получает в наследство два предприятия в городке Брекетвилль, он знакомится с Брук, местной жительницей, которая мечтает уехать оттуда. Пара быстро сближается, видя друг в друге шанс начать жизнь заново. Но быть лидером банды мотоциклистов опасно, и это ставит будущее молодых влюбленных под угрозу…

Возрастной рейтинг: 18+

Автор оригинала: Э. Адамсон

Изощренные умы

Элайна Дюваль жила совершенно счастливой и нормальной жизнью со своей матерью – до того дня, когда ей исполнилось восемнадцать. В свой день рождения она узнаёт, что была обещана жестокому и бессердечному Валентино Ачерби, который вскоре станет главой (капо) итальянской мафии. Не имея выбора и права голоса, она оказывается втянутой в его извращённый мир и вынуждена терпеть то, чего не должен терпеть ни один человек. Что, если ей начнёт нравиться такая жизнь?

Возрастной рейтинг: 18+ (Предупреждение о содержании: насилие, сексуальное насилие, изнасилование, торговля людьми)

Прикосновение

У Эмили давно не было секса. А последние серьезные отношения? Она даже не может вспомнить, когда они были. Но это значит, что скоро ее ждет увлекательное приключение! Эмили вот-вот встретит того, чье прикосновение заставит ее пылать изнутри.

Возрастной рейтинг: 18+

Рабыня Дракона

Отправьтесь в путешествие в средневековой интерпретации Реквием-Сити, в котором ох как жарковато! Мэдлин с юных лет служила могущественным драконам-перевертышам Орды Реквием-Сити. В день ее восемнадцатилетия Хаэль, сам Повелитель Драконов, обращает свой изумрудно-зеленый взор на Мэдлин. У него на нее большие планы. Станет ли Мэдлин покорной секс-рабыней, которую хочет видеть в ней Хаэль? Или этот запредельно-сексуальный аристократ встретил свою пару, назначенную судьбой?

Возрастной рейтинг 18+

Война Торианцев

Земля под нападением расы чудовищных пришельцев, которые не хотят ничего, кроме полного уничтожения человечества. Лилли и ее младшая сестра оказываются в центре событий, и им грозит верная смерть … пока великолепный король-воин Бор не прибывает с другой планеты и не спасает их. Его миссия – защищать всех людей, но теперь он не может думать ни о чем, кроме Лили. Будет ли его долг стоять на пути любви или он пожертвует всем ради нее?

Возрастной рейтинг: 18+

Не только ты

С юных лет Майя Гамильтон была отвязной тусовщицей, которая любила отрываться по полной и делать всё, что ей вздумается. Джейс Паркер был безответственным парнем из студенческого братства, которому нравились тусовщики. Они идеально подходили друг другу. Совершенно неожиданно он бросил её по смс. Два года спустя, они, теперь студентка и преподаватель, снова встречаются, но Майя скрывает от Джейса жизненно важный секрет.

Возрастной рейтинг: 18+

Выживание Розы

После смерти своего отца, короля, Деанна оказывается в опасной ситуации. Она – принцесса-бастард, и ее мачеха, королева Розалина, и сводный брат, принц Ламонт, не остановятся ни перед чем, чтобы добиться ее удаления от двора. Оставшись одна и не имея никого, кто мог бы защитить ее, Деанна начинает опасаться за свою жизнь. Но когда ко двору королевы Розалины начинают прибывать женихи, Деанна встречает прекрасного незнакомца из далекой страны, который может ее спасти…

Возрастной рейтинг: 18+