logo
GALATEA
(30.7K)
FREE – on the App Store

Мы медведи

Тейли Харрис была воспитана волками. Теперь, когда ей исполнилось восемнадцать, она готовится стать волчицей – пока однажды ночью в лесу не произошел загадочный случай, в результате которого она потеряла сознание и очнулась в крови. Молодой человек, Тэвис, выхаживает ее и говорит, что он медведь… и она тоже. Узнав об этом, Тейли должна сориентироваться в новом мире, где есть союзники и противники, которые хотят заполучить ее в свою собственность, и в то же время расти в любви и обожании к своей единственной настоящей половинке.

Возрастной рейтинг: 18+

 

Мы медведи автора E. Adamson теперь доступна для чтения в приложении Galatea! Прочитайте первые две главы ниже или загрузите приложение Galatea для полного восприятия.

 


 

Приложение получило признание от BBC, Forbes и The Guardian как самое горячее приложение для взрывных новых романов.

Ali Albazaz, Founder and CEO of Inkitt, on BBC The Five-Month-Old Storytelling App Galatea Is Already A Multimillion-Dollar Business Paulo Coelho tells readers: buy my book after you've read it – if you liked it

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

1

Аннотация

Тейли Харрис была воспитана волками. Теперь, когда ей исполнилось восемнадцать, она готовится стать волчицей – пока однажды ночью в лесу не произошел загадочный случай, в результате которого она потеряла сознание и очнулась в крови. Молодой человек, Тэвис, выхаживает ее и говорит, что он медведь… и она тоже. Узнав об этом, Тейли должна сориентироваться в новом мире, где есть союзники и противники, которые хотят заполучить ее в свою собственность, и в то же время расти в любви и обожании к своей единственной настоящей половинке.

Возрастной рейтинг: 18+

Автор оригинала: Э. Адамсон

ТЕЙЛИ

Она знала, что она одна и не одна одновременно.

Еще до того, как она пришла в себя, она знала это. Как только ее глаза открылись, она в этом убедилась.

Верхушки деревьев были неразличимы в густой темноте.

Она подняла голову, и в ней запульсировала боль. Она дышала прерывисто и неглубоко, будто не могла отдышаться.

Взгляд вниз – даже это было достижением, из-за пульсирующей боли в основании черепа. Тогда она обнаружила, что в еще большей беде, чем предполагала.

Учитывая, что на ней было только нижнее белье, ей должно было быть как минимум холодно. Но ее кожа ощущалась по-другому, так что она не могла почувствовать холод.

Потому что она была вся в крови.

Она потянулась к глубинам своего сознания в поисках имени, места, любой идентифицирующей информации.

Ничего.

Но она от чего-то бежала. От чего-то, что все еще было там. Что-то, что жаждало ее жизни.

Если бы только она могла вспомнить, что…

Она закашлялась. Она испугалась, что из легких потечет кровь. Слава Богине, этого не произошло.

Пламя в ее голове угасло, превратившись в раскаленные угли. Достаточно, чтобы она смогла подняться, медленно, шатко, как будто она была младенцем, впервые вставшем на ноги.

Она не верила, что сможет бежать. Но звуки, которые она начала слышать только сейчас, говорили ей, что придется.

Вой. Вопли.

Правая нога впереди левой ноги, левая нога впереди правой ноги. Правая нога, левая нога, правая, левая, как в каком-то забытом детском стишке. Ее мать, кажется, напевала ей это давным-давно.

Кто ее мать?

Кем была она сама?

Еще один вой, долгий и настойчивый.

Волки.

Правая нога, левая нога, быстрее, быстрее…

Тейли.

Она – Тейли. Тейли Харрис.

Правая нога…

Тейли Харрис. Семнадцать лет.

Левая нога…

Нет, восемнадцать. Восемнадцать лет, исполнилось 31 августа, три недели назад.

Вой.

Потребуется время, чтобы привыкнуть к новому возрасту. Но сейчас, когда нужно избежать смерти и вспомнить, кто она такая, она не могла позволить себе отвлекаться.

Она споткнулась и упала, порезав колено о, должно быть, неровный камень. Инстинктивно, вопреки здравому смыслу, она вскрикнула от боли.

Звук пронзил ночь, выделяясь на фоне воя. Тихий звук. Человеческий крик.

Она ненавидела кричать. Но она часто это делала.

К сожалению, некоторые вещи ее пугали.

Большинство вещей, если быть честной.

Кровь стыла в жилах, она чувствовала это. Но она должна была продолжать двигаться.

Теперь ей было холодно. Засохшая кровь делала конечности, казалось, чужими, но она не могла подпустить врагов. Она хромала так быстро, как только могла.

Утихает ли вой? Могли ли уши обмануть ее?

Скорее всего, они ее обманывали. Она не могла доверять своему слуху. На самом деле, она меньше всего доверяла своим чувствам.

А ведь ей всего восемнадцать.

Она видела заголовки газет, некрологи.

Они мелькали у нее перед глазами, раня сильнее любой боли в голове.

Если она не выживет, если она умрет здесь, ее семья ничего не узнает…

Ее семья.

Сколько их было?

Трое. Их было трое.

Одно воспоминание о них облегчало страх.

Представить их всех?

Нет, слишком много работы для восстанавливающегося мозга. Тогда по одному.

Отец. Натаниэль. Любил шахматы. Прекрасно пел оперу, даже если ему приходилось придумывать слова, чтобы звучало по-итальянски.

Это все, что удалось вспомнить.

Мать. Гретхен. Всегда помогала Тейли с домашним заданием по математике. Недавно занялась стрельбой из лука.

Какие-нибудь полезные воспоминания? Не слишком ли многого она просит?

Правая нога, левая нога – теперь она была быстрей.

Возможно, даже достаточно быстрой, чтобы выбраться живой. Не невредимой, но живой.

Сестра. Шарлотта. Одиннадцать. Знала слишком много для своего возраста. Эти глаза. Слишком мудрые. Слишком грустные.

О, Шарлотта. Я скучаю по тебе.

Как она могла скучать по тому, кого только начала вспоминать?

В ее семье все были волками.

Но она никогда не слышала, чтобы кто-то из них так завывал.

Продолжай бежать. Не останавливайся. Даже не думай. Полсекунды, полминуты промедлений, и все может закончиться.

Если она переживет это, то до конца жизни будет разговаривать сама с собой.

Люди будут считать ее сумасшедшей.

Никто не захочет становиться с ней парой.

Никто даже не попытается.

Не то чтобы это имело значение, пока она не сможет перейти в волчью форму. Она никогда не видела, как выглядит в волчьей форме. И ей уже нетерпелось.

Как она могла зацикливаться на этом в такой момент?

Недалеко позади раздался хруст веток.

Паника охватила ее.

Она обернулась. Ничего не было видно.

Ее глаза адаптировались. Может быть, она все-таки могла им доверять?

Хоть немного.

Тем не менее, она не узнала этот лес. Конечно, ей еще многое предстояло исследовать в своем родном штате – каким бы он ни был…

Правая, левая, правая, левая, бежать, бежать, бежать…

Она говорила голосом своей матери. Как будто что-то из “Матушки Гусыни”.

Правая, левая, правая, левая, беги, беги, беги. Правая, левая, правая, левая, пока не рухнешь.

Вашингтон.

Вот оно.

Олимпия, Вашингтон.

Ну, это не Олимпия, не Вашингтон.

Что означало, что это было… где?

Никто не воет.

Никакого воя. Она напрягла свои позорные человеческие уши. Ничего не было слышно.

Боль в колене утихала, но боль в голове возвращалась.

Ей отчаянно захотелось узнать время.

Если бы она знала который час, то могла бы определить, сколько осталось до рассвета.

Но звезд не было. И луны. И никакого воя.

Фактически, единственными звуками были ее собственное шуршание в кустах, ее неровное, непоследовательное дыхание, ее бешеное сердцебиение.

В остальном – тишина.

В этот момент ее левая нога попала под удивительно прочный сук, и она перевалилась через него.

Голень ударилась о ветку, и в тишине послышался тупой треск кости о дерево.

Она ахнула. Выдавая себя.

Но кто в этой тишине может искать ее?

Слишком рано для такой мысли.

Хруст. Сильный хруст, совсем рядом. Хруст листьев под тяжелой, очень тяжелой ногой.

Почти наверняка не человеческой.

Потом еще одна. Другая нога.

Потом еще раз.

И еще раз.

И снова.

Тейли не могла пошевелиться. Голень жгло, а нога была зажата под деревом. Все, что она могла сделать, это не выругаться вслух.

Что-то шло за ней.

Что-то приближалось.

Что-то было здесь.

Она дико взвыла, но не сдвинулась с места. Она застряла.

Застряла. Парализована.

Как будто страх недостаточно парализовал ее.

Где же, где же ее волчья форма?

Хруст. Хруст. Хруст.

Сейчас самое время, волк! Сейчас самое время!

Хруст. Хруст. Хруст. Хруст.

Покажись! Защищайся!

Она даже попыталась закрыть глаза и визуализировать его.

Снова хруст.

И она все еще была человеком.

Хруст и хрипы. Шарканье. Шуршание меха.

Но не волчьего. Очевидно, это существо двигалось не как волк.

Оно было иначе сложено.

Тейли ломала голову.

Было ли это животное? Настоящее, реальное животное, не оборотень?

Неужели так закончится ее жизнь?

Рычание.

О нет.

Еще одним усилием воли, почти обезумев от паники, она частично обернулась, чтобы хотя бы оказаться лицом вверх, избежав попадания земли в рот.

И в этом простом движении она оказалась лицом к лицу со своим последователем.

Медведем.

Огромный черный медведь, больше всех тех, кого она когда-либо видела, казалось, затмевающий все деревья вокруг, стоял на задних лапах. Он возвышался над ней.

У нее пропал дар речи. К счастью, она не смогла закричать. Но и ничего другого она сделать не могла.

Кроме как беспомощно смотреть в его глаза. В сверкающие золотые глаза, смотрящие на нее.

Осознание снова укололо ее – осознание своей наготы, своей ужасной уязвимости, чужой крови на коже. Чья это была кровь, она не могла даже предположить.

Все это вихрем пронеслось в ее мозгу, пока она смотрела на медведя. Ее мысли в вихре метались туда-сюда.

Медведь, стоя на задних лапах, сделал еще один шаг. Тейли почувствовала, как резко откидывается назад.

И приготовилась к худшему.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

2

ТЕЙЛИ

Конец.

Это был конец.

Так ведь?

Мозг Тейли словно дрожал в черепе, каждая доля и кора головного мозга были на грани нервного срыва. Она не сводила глаз с медведя, а медведь не сводил глаз с нее.

Она все ждала, что он издаст еще один звук – снова зарычит или заревет.

А потом набросится.

Но ничего. Пока что.

В этот промежуток времени она поняла две вещи.

Первое: на нее напали. Ее укусил медведь с безумными глазами. Глаза эти горели голодом, которого она никогда не знала.

Второе: этот медведь на нее не нападал.

Как ни страшно было смотреть на него вблизи, это был не тот медведь, который впился зубами в кожу вокруг ключицы, а потом попытался сделать еще хуже.

Так кто же, собственно, этот медведь?

Все это восстановление памяти о себе, о своей семье, о медведе было изнурительным.

Тейли чувствовала, как из нее уходит энергия, пока она и медведь держали зрительный контакт. Предметы дрожали: медведь, деревья, черные просторы неба.

В следующую секунду над ее сознанием нависло облако, и она нырнула в него.

ТЭВИС

Он чувствовал одновременно знакомый и незнакомый запах.

Как это возможно?

Он пытался определить точное сочетание запахов, как человек пытается уловить ноты и оттенки в изысканном каберне. И впервые за все время, сколько он себя помнил, ему это не удалось.

На самом деле, ему будто медведь на нос наступил.

Он ухмыльнулся. То есть, ухмыльнулся по-человечески; медведи так не умеют, но он ценил свое чувство юмора в любом виде.

Однако чем ближе он подходил к раненой девушке, тем яснее становилось, что поводов для смеха нет.

Он видел, как ее нога зацепилась за вывернутый сук, как она пыталась прикрыться, несмотря на сильную дрожь. Как тонкий хлопок прилип к ее бедрам.

Он поднялся на задние лапы, чтобы лучше понять ее состояние, но тут она повернулась, и их глаза встретились: – Ты с ума сошел? Он уже слышал шипение Эрвина.

Никогда не позволяй этому случиться, никогда не смотри в глаза, никогда! – и он узнал страх, более ощутимый, чем все, что он когда-либо встречал в человеке.

Злобный медведь или волк воспользовался бы этим страхом, применил бы грубую силу, чтобы заставить его замолчать.

Он видел, как его собратья – медведи и волки – снова и снова прибегали к этой тактике, когда их животные желания брали верх.

Тогда как его единственным желанием, к его удивлению, была забота о ней.

Очевидно, она не могла понять его намерений. Судя по ее круглым от испуга глазам, блестящим, как монетки – не могла.

Она не закричала, но это было лишь от усталости и сухости горла.

Прежде чем он успел что-то предпринять, она тут же потеряла сознание. Возможно, это было к лучшему. Ей нужно было лечение, а ему нужно было доставить ее в место, где она сможет вылечиться.

Он опустился на четвереньки и подошел к ней, стараясь не поцарапать ее. Он увидел след на ключице. Ей уже сделали больно.

Он осторожно потрепал ее по плечу. Даже с кровью на коже она была мягкой. И он все еще мог различить миндалевидную форму ее глаз, изгибы коротких черных волос, лежащих на щеке, и челку на лбу.

Пора было действовать.

Он подтолкнул ее в спину и направился к выходу по другой дороге, а не по той, что привела его сюда. Не стоит рисковать и выдавать свое местоположение.

***

Тэвис подумал, как он выглядит, пытаясь занести бессознательную, окровавленную девушку в свой дом. В чем его могут обвинить?

В медвежьей форме было легче удерживать вес ее тела. Но на опушке леса, перед самым выходом на дорогу, он вернул человеческий облик. За кустом, вне поля зрения любого прохожего.

Конечно, в такой час любой прохожий мог списать это на то, что ему привиделось или он слишком много выпил.

Тем не менее, он не собирался рисковать.

Слава Богу, до рассвета было еще далеко.

Он жил один. Даже Эрвин теперь жил со своей девушкой, но Тэвис большую часть своей жизни был одиночкой.

За что его часто подкалывали парни.

Конечно, время от времени он приводил домой девушку, но ничего путного из этого не выходило.

Никогда раньше он не приводил домой девушку при таких обстоятельствах.

Он положил ее на деревянный пол возле телевизора и подложил ей под ноги подушку. Потом еще одну подушку, для надежности.

Если он что-то и помнил об оживлении людей, так это то, что их ноги должны быть приподняты.

Он постоянно проверял ее пульс, почти одержимо. На запястье, на шее.

Он поднес к ней миску с теплой водой, насыпал в нее щепотку соли и тряпкой промокнул кровь, залившую большую часть ее тела. Он старался оттирать нежно.

Конечно, в человеческом облике было легче быть нежным.

Он обнаружил, что под кровью ее кожа была прекрасного цвета. С оливковым оттенком. В ней было золотистое сияние.

Он осторожно убрал волосы с ее лица и плавными движениями стер красное пятно.

Когда он это делал, ему бросилось в глаза, какой грубой и окровавленной стала тряпка. Поэтому он отбросил ее в сторону, снял рубашку и использовал ее подол.

Температура его тела была естественно высокой.

Он не был самым подтянутым парнем в мире – немного тощий, как сказал Эрвин, который был помешан на гантелях, но Тэвиса это не беспокоило.

И обычно он был один, поэтому не видел в этом ничего особенного.

Даже прикосновение к коже этой девушки, которая выглядела так, словно она несколько часов подряд находилась на морозе, не заставило его похолодеть.

Наоборот – ему стало теплее.

Закончив с ее лицом, он наклонил ее голову влево, к себе. Однажды он прочитал, что если наклонить голову человека без сознания, это может привести его в чувство.

А может и нет. Но может.

Небо светлело за длинным узким окном. Теперь стало легче ее разглядеть.

Кроме крови, у нее было несколько порезов и синяков, включая неприятную царапину на колене, полученную, видимо, при падении.

К ее груди он прикоснулся самым легким движением. К счастью, кожа там не была повреждена; в основном, просто окровавлена.

Ему пришло в голову, что он не знает, откуда взялась вся эта кровь и была ли она вообще ее. Но он не хотел пока думать об этом.

Когда он добрался до нижней половины тела, он не стал ничего делать с нижним бельем.

Это был бы последний этап.

Вместо этого он свернул рубашку, окунул ее в соленую воду, поднял ее правую ногу и начал мыть внутреннюю сторону бедра.

Возбуждение. Стон. Удар.

“Ох!” Тэвис дернулся назад, сбросив рубашку, и с грохотом упал на пятую точку.

Она была слишком слаба, чтобы двигаться агрессивно, но это настолько застигло его врасплох, что мог только смотреть, как она поворачивает голову туда-сюда.

“Что за…?”

Ее голос прозвучал хрипло.

“Не волнуйся”. Он выставил руки, как будто она могла напасть на него в таком состоянии.

“Где я?” – прохрипела она. “Кто ты?”

Ого. Тревога, эти глаза заставили его выпрямиться.

“Все в порядке. Ты в безопасности”.

“Ты не…” Она сглотнула, что выглядело очень болезненно. “Ты не ответил ни на один из моих вопросов”. Она попыталась приподняться на локтях.

“Не надо”, – назидательно сказал он, опуская ее обратно. “Ты очень слаба”.

Ответь мне”.

“Я Тэвис”. Он сел, скрестив ноги. “Тэвис Орсон. Я нашел тебя в лесу и принес в свой дом. Здесь только я. Все в порядке”.

Он не был уверен в последнем слове, но должен был подбодрить ее.

“Мы недалеко от Олимпии?”

“Олимпия?” Она из… о, черт. Может ли она действительно быть из…? “Мы в Орегоне. Не очень далеко от границы с Вашингтоном. Я отвезу тебя домой, обещаю, как только ты поправишься”.

“Я хочу домой сейчас”.

Для такого истощения, она была очень настойчива. “О, нет. Ты не в состоянии. Я говорил, что ты была в отключке?”

“Ну, конечно же, да, гений. Иначе я бы вспомнила, как встретила тебя и пришла сюда”.

“Не говоря уже о том”, – он жестом указал на ее ноги. “Что они покрыты чьей-то кровью”.

Она посмотрела вниз. Она подтянула колени, поставив ступни на пол. Казалось, они одновременно осознали, что она почти голая.

“Прости”. Тэвис покраснел и отвернулся. “Я пытался тебя вымыть. У меня здесь есть одеяло”.

Он взял с дивана плед и накрыл ее. “Но я должен закончить”.

Она застонала и опустила голову, но тут же подняла ее. “Значит ли это, что ты трогал мою грудь?”

Он мечтал перестать краснеть. “Я был очень уважителен. Я про-феминист”.

“Ну да, конечно”. Она отвернула голову и слегка повернула шею, только чтобы выругаться под нос и вернуться в исходное положение.

Он взял ее за ступню и приподнял ногу, и она вскрикнула. “Прости, прости”. Он опустил ее и провел рубашкой по внешнему контуру ее икры. “Я знаю, что делаю”.

“Нет, если ты делаешь мне больно, то не знаешь”.

“Слушай, ты бы предпочла, чтобы я оставил тебя там умирать?” Он резко поднял голову. Она держала голову на полу, глядя в потолок, но он увидел холод ее глаз и возненавидел себя. Он знал, что все испортил. “Я не хотел…”

“Спасибо”.

Он сделал паузу. “Что?”

“Спасибо, что спас мне жизнь”. В ее голосе была жесткая нотка, но она не иронизировала. “Делай то, что нужно. Я в долгу перед тобой”.

Последняя фраза тяжело прозвучала в его барабанных перепонках. Я в долгу перед тобой.

“Ты… я не это имел в виду”. Он продолжил очищать ее, переходя к другой ноге. “Ты мне ничего не должна. Хотя, ты могла бы сказать мне свое имя”.

“Тейли”.

“У тебя… есть фамилия?”

“Это допрос?

“Ладно, ладно”. К его удивлению, ему пришлось подавить смешок. “И ты живешь в Олимпии. Как ты оказалась здесь?”

“Я не знаю. Последнее, что я помню, это медведь. Большой черный медведь”.

О. Она вспомнила его.

“Это было страшно”.

“Он тебя напугал?”

Она повернула голову к нему. “Откуда ты знаешь, что это был он?”

“Ну”. Он сглотнул, странно стесняясь. “Если честно, тот медведь – это я”.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

Share on facebook
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on email

Шипы любви

Нет ни одного человека, который бы не любил Скарлетт. Она молода, красива и уона просто ангел… Поэтому для всех становится огромным сюрпризом, когда ее истинной парой становится бессердечный и беспощадный Альфа-король. Все боялись его и с ужасом ожидали, что он вернется и, как он грозился, заберет то, что пренадлежит ему по праву. Сможет ли Скарлетт смягчить короля или, как и многим другим, ей придется молить о пощаде?

Возрастной рейтинг: 18+

Мой Ковбой

Отец Коры, бросивший ее много лет назад, оставляет девушке огромное наследство. Но есть одна загвоздка! Она должна целый год жить в глуши и содержать его ранчо. Городская девушка в провинции чувствует себя не в своей тарелке. Но когда она встречает Хаэля, сексуального ковбоя, который работает на ее ранчо, деревенская жизнь становится намного интереснее…

Возрастной рейтинг: 18+

Меченая

Семья Рики запирала её дома каждую ночь с момента рождения, девушка не могла исполнить свое единственное желание: посмотреть ночью на звезды.

Теперь, двадцать лет спустя, она разрабатывает план побега со своими друзьями, ещё не зная, что этот бунт навсегда изменит ее жизнь: она попадёт в поле зрения Альфы, который не позволит ей уйти.

Возрастной рейтинг: 18+

Снова найти любовь

Джосайя – байкер, который всё ещё оплакивает смерть своей жены. Когда он неожиданно получает в наследство два предприятия в городке Брекетвилль, он знакомится с Брук, местной жительницей, которая мечтает уехать оттуда. Пара быстро сближается, видя друг в друге шанс начать жизнь заново. Но быть лидером банды мотоциклистов опасно, и это ставит будущее молодых влюбленных под угрозу…

Возрастной рейтинг: 18+

Автор оригинала: Э. Адамсон

Изощренные умы

Элайна Дюваль жила совершенно счастливой и нормальной жизнью со своей матерью – до того дня, когда ей исполнилось восемнадцать. В свой день рождения она узнаёт, что была обещана жестокому и бессердечному Валентино Ачерби, который вскоре станет главой (капо) итальянской мафии. Не имея выбора и права голоса, она оказывается втянутой в его извращённый мир и вынуждена терпеть то, чего не должен терпеть ни один человек. Что, если ей начнёт нравиться такая жизнь?

Возрастной рейтинг: 18+ (Предупреждение о содержании: насилие, сексуальное насилие, изнасилование, торговля людьми)

Прикосновение

У Эмили давно не было секса. А последние серьезные отношения? Она даже не может вспомнить, когда они были. Но это значит, что скоро ее ждет увлекательное приключение! Эмили вот-вот встретит того, чье прикосновение заставит ее пылать изнутри.

Возрастной рейтинг: 18+

Рабыня Дракона

Отправьтесь в путешествие в средневековой интерпретации Реквием-Сити, в котором ох как жарковато! Мэдлин с юных лет служила могущественным драконам-перевертышам Орды Реквием-Сити. В день ее восемнадцатилетия Хаэль, сам Повелитель Драконов, обращает свой изумрудно-зеленый взор на Мэдлин. У него на нее большие планы. Станет ли Мэдлин покорной секс-рабыней, которую хочет видеть в ней Хаэль? Или этот запредельно-сексуальный аристократ встретил свою пару, назначенную судьбой?

Возрастной рейтинг 18+

Война Торианцев

Земля под нападением расы чудовищных пришельцев, которые не хотят ничего, кроме полного уничтожения человечества. Лилли и ее младшая сестра оказываются в центре событий, и им грозит верная смерть … пока великолепный король-воин Бор не прибывает с другой планеты и не спасает их. Его миссия – защищать всех людей, но теперь он не может думать ни о чем, кроме Лили. Будет ли его долг стоять на пути любви или он пожертвует всем ради нее?

Возрастной рейтинг: 18+

Не только ты

С юных лет Майя Гамильтон была отвязной тусовщицей, которая любила отрываться по полной и делать всё, что ей вздумается. Джейс Паркер был безответственным парнем из студенческого братства, которому нравились тусовщики. Они идеально подходили друг другу. Совершенно неожиданно он бросил её по смс. Два года спустя, они, теперь студентка и преподаватель, снова встречаются, но Майя скрывает от Джейса жизненно важный секрет.

Возрастной рейтинг: 18+

Выживание Розы

После смерти своего отца, короля, Деанна оказывается в опасной ситуации. Она – принцесса-бастард, и ее мачеха, королева Розалина, и сводный брат, принц Ламонт, не остановятся ни перед чем, чтобы добиться ее удаления от двора. Оставшись одна и не имея никого, кто мог бы защитить ее, Деанна начинает опасаться за свою жизнь. Но когда ко двору королевы Розалины начинают прибывать женихи, Деанна встречает прекрасного незнакомца из далекой страны, который может ее спасти…

Возрастной рейтинг: 18+