logo
GALATEA
(30.7K)
FREE – on the App Store

Тихие объятия

Блайз – одна из десяти молодых человеческих женщин, которых заставили принять участие в “Побеге”, реалити-шоу, в котором на них охотятся перевертыши. У Блайз есть только слухи о том, что происходит с женщинами: некоторых съедают, а некоторые становятся невольными подругами монстров. Сможет ли она вырваться, или ее поймают и она исчезнет навсегда?

Возрастной рейтинг: 18+

 

Тихие объятия автора Hayley Cyrus теперь доступна для чтения в приложении Galatea! Прочитайте первые две главы ниже или загрузите приложение Galatea для полного восприятия.

 


 

Приложение получило признание от BBC, Forbes и The Guardian как самое горячее приложение для взрывных новых романов.

Ali Albazaz, Founder and CEO of Inkitt, on BBC The Five-Month-Old Storytelling App Galatea Is Already A Multimillion-Dollar Business Paulo Coelho tells readers: buy my book after you've read it – if you liked it

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

1

Аннотация

Блайз – одна из десяти молодых человеческих женщин, которых заставили принять участие в “Побеге”, реалити-шоу, в котором на них охотятся перевертыши. У Блайз есть только слухи о том, что происходит с женщинами: некоторых съедают, а некоторые становятся невольными подругами монстров. Сможет ли она вырваться, или ее поймают и она исчезнет навсегда?

Возрастной рейтинг: 18+

Автор оригинала: Хейли Сайрус

Всем, кого это касается:

Поздравляем! В этом году Ваш дом был выбран для участия в Побеге.

Пожалуйста, отправьте Участницу, указанную ниже, на арену через неделю для подготовки и начала “Побега”.

БЛАЙЗ

Там, каллиграфическим шрифтом, было написано ее имя: Блайз Беккер. Буквы размазанные лишь слезами, упавшими на страницу.

Блайз погрызла ногти – нервная привычка, и передала письмо отцу. Он снова перечитал текст. Один, два, три раза.

Ее мать сидела за кухонным столом, накинув на плечи потрепанное, но теплое одеяло. Она наблюдала за мужем так же пристально, как и Блайз.

“О, Блайз…”, – причитал он, сжимая письмо в мозолистых пальцах.

От печали в его голосе у Блайз на глаза навернулись слезы и она бросилась в объятия отца, крепко прижавшись к нему.

Насколько она знала, это мог быть последний раз, когда он мог обнять ее без правительственного надзора.

“Я не хочу уезжать”, – рыдала она, закрыв свои зеленые глаза и позволяя слезам стекать по лицу.

“Должно же быть что-то, что мы можем сделать”, – пролепетала ее мать. “Только не нашу Блайз…”

“Все, что мы сделаем, в лучшем случае лишь отсрочит неизбежное”, – в отчаянии сказал ее отец. “Если мы будем удерживать ее, Чиновники придут и заберут ее сами”.

Каждый год в каждом регионе того, что когда-то называлось Соединенными Штатами, отбирались десять молодых женщин, они выходили на арену, чтобы сразиться с ордой перевертышей – существ, которые выглядели как люди, но по желанию могли превращаться в свирепых животных.

Сама арена находилась в месте, известном только тем, кто перевозил Бегуний. “В целях безопасности”, – настаивали они.

Возраст каждой Участницы находился в диапазоне от восемнадцати до двадцати пяти лет.

Чиновники утверждали, что при таком распределении у Участниц будет больше шансов выбраться с арены живыми.

Но у публики всегда было свое мнение, она всегда пыталась докопаться до глубинного смысла.

Некоторые утверждали, что “Побег” служил способом усмирения монстров на арене.

“Конечно, они все были бы молодыми”, – говорили они.

“Молодые и горячие, понимаете, о чем я? В конце концов, эти монстры хотят размножаться”.

Другие, пусть и в меньшинстве, выдвигали теории заговора налево и направо.

Что это было оправдание правительства для выборочной массовой бойни.

Что семьи, которые выбирались каждый год, считались опасными для высшего класса.

Но Блайз была просто дочерью пекаря.

Какую угрозу я представляю?

Она даже не умела драться.

Как я смогу выжить в стае перевертышей?

Какой глупый вопрос. Она бы не смогла. Мало кому удавалось сбежать.

Все знали: в “Побеге” ты либо исчезнешь, либо умрешь.

КЛОД

Клод с трудом передвигал ноги по тропинке, ведущей к его маленькому дому.

Последние несколько часов он бесцельно бродил.

Думал. Размышлял.

В конце концов, он смирился с тем, что должен вернуться домой и встретить катастрофу, которую сам же и устроил.

Когда он вошел в дом, было темно – уже давно начался комендантский час и погас свет, поэтому, когда он включил свет на кухне и увидел Карин, сидящую за столом, он подпрыгнул.

“Боже правый”, – ахнул он, рефлекторно прижав руку к груди.

Судя по всему, Карин плакала в темноте.

“Где Блайз?” – спросил он, иррационально опасаясь, что она уже ушла.

Карин сглотнула, ее движения были медленными. Она провела руками по столешнице кухонного стола, облизала губы и сказала: “В постели. Спит, слава Богу”.

Его руки поползли по животу, он сжимал и разжимал пальцы снова и снова. Наконец, он шагнул вперед и сел на стул напротив нее.

“У нее будет шанс”, – мягко сказал он.

“Шанс?” Карин поперхнулась. “Шанс? Против этих монстров?”

“Некоторые девушки выкарабкиваются”, – запротестовал он.

“Правда? Ты когда-нибудь видел такую?”

“Чего ты ждешь от меня, Карин?”

“Я жду, что ты сделаешь хоть что-то!” – ответила она. “Мы не можем просто стоять и смотреть, как наша дочь идет на смерть!”

Клод уставился на свою жену, не в силах вымолвить ни слова. Закрыв глаза, он покачал головой, боль от судьбы разъедала его способность думать.

“Как ты можешь просто качать головой?” – потребовала Карин. “Это все твоя вина!”

Его глаза встретились с ее.

“Ты думаешь, я не знала?” – продолжала она. “Ты думаешь, я слепая, старый дурак?”

Его сердце начало колотиться. “Карин…”

Она резко встала, повернулась к нему спиной и пошла к раковине. “Не надо! Всегда такой благородный. Всегда так заботился обо всех. Ну. Посмотри, до чего это нас довело!”

Клод уставился на ее спину, когда она уперла руки по обе стороны раковины, плечи сжались, лопатки образовали острые складки на материале блузки.

Он вспомнил о том, что он сделал.

Лишняя буханка семье, которой не хватило талонов. Лишний пирог с мясом. Затем немного творчества в бухгалтерии. Ложь, то тут, то там, о потерянных припасах.

Несколько секретных сообщений от одной повстанческой ячейки к другой, переданных на пергаментной бумаге, в которую заворачивают пирожные.

Все, что он когда-либо хотел сделать, это помочь… и, если честно, то немного усложнить жизнь правительству, которое их всех раздавило.

Но он не совершил ничего настолько ужасного, чтобы заслужить это.

Ничего такого, за что стоило бы убить его дочь.

“Я не хотел, чтобы это случилось”.

“Конечно, нет. Ты не думал, что твои мелкие акты сопротивления… твои мелкие бунты…могут означать гибель одного из наших собственных детей!”

Из его горла вырвался всхлип.

Это действительно моя вина.

Боже мой, что я наделал?

Он сумел сказать: “По крайней мере – по крайней мере сейчас, они должны нас переселить. В дом с чистой водой, подальше от заражения…”

“Где за нами будут следить день и ночь!” – огрызнулась Карин.

“Но подумай о малышах, Карин. Подумай о Джонасе и его легких…”

“Ты думаешь, меня утешает, что Джонас будет дышать чистым воздухом? Ценой жизни нашей дочери?”

Карин схватила кастрюлю с места, где она сушилась, и хлопнула ею по столешнице. Клод вздрогнул.

Ноги действовали за него: он встал и поспешил за дверь. Он сильно захлопнул ее за собой, разъяренный – но в основном на самого себя.

БЛАЙЗ

От грохота захлопнувшейся двери задрожал весь дом.

Блайз вздрогнула и еще глубже зарылась в постельное белье, прижавшись к маленькому телу Джонаса.

Она делила кровать с ним и своими младшими сестрами – для тепла и потому, что у них не хватало места, чтобы у каждого была своя кроватка.

“Теперь у них все будет”, – подумала она, ее рот скривился от горечи.

Когда тебя выбирали для “Побега”, твоя семья получала компенсацию. Большой дом в лучшем районе. И больше талонов на паек.

Блайз прислушалась к хрипам Джонаса. Ему нужен был воздух почище.

“Но я не хочу платить за это своей жизнью”, – подумала она.

Ведь простая дочь пекаря никак не могла бы выжить.

Возможно ли это? Неужели выбор ее как Участницы – это наказание за то, что сделал отец?

Блайз подумала о том, чтобы встать. Искать ответы у того родителя, который все еще находился на кухне.

Но этот порыв не был сильнее желания не знать.

“Это не имеет значения”, – сказала она себе. “Я умру в любом случае”.

Для всех будет лучше, если я уйду тихо.

Если я буду сопротивляться, они придут за всеми нами.

Так, по крайней мере, другим будет лучше жить.

Слезы скапливались за веками и выдавливались наружу, скатываясь по щекам. Ее обкусанные губы искривились в агонии.

“Я умру”, – думала она. “Я умру”.

Все мои мечты разрушены.

Пристройка к пекарне, которую я собиралась помочь строить Нэтти и Томасу?

Теперь этого никогда не случится. У них будет новая пекарня, куда бы они ни переехали.

Я никогда не выйду замуж.

Никогда не заведу собственных детей.

Я выйду на эту арену. Я столкнусь с этими… этими существами.

Они разорвут меня на части.

***

Им пришлось оттаскивать ее от мамы, когда пришло время.

Томас, Нэтти и остальные ее братья и сестры пришли к месту отправки, и все они плакали в голос.

Отец стоял в нескольких футах позади, недалеко от того места, где автобус остановился возле общественного центра, чтобы их высадить. Он никого не трогал.

Мама схватила Блайз за руки, когда охранники, одетые с ног до головы в черное, лица скрыты за касками, потянули ее за плечи.

“Пожалуйста, нет”, – всхлипывала мама, ее жилистые и сильные пальцы переплелись с пальцами Блайз. “Пожалуйста, оставьте ее. Возьмите меня”.

Один из шлемов засмеялся.

“Он действительно смеется над ней”, – изумилась Блайз.

Стражники больше ничего не сказали, выдернули Блайз из рук матери и потащили ее прочь.

Через некоторое время, в мрачной раздевалке, на ней была форма, специально выданная для забега:

Обтягивающие леггинсы и футболка с короткими рукавами камуфляжной расцветки. Спортивная обувь, тонкие носки.

Она завязала свои черные волосы в хвост, убрав их с лица. Они всегда мешали ей во время выпечки, ограничивая обзор. Она не могла допустить этого сейчас.

Она встретилась с собственным отражением в зеркале.

Ну, я совсем не похожа на испуганного кролика. О, нет! Крутой борец за выживание – это я.

Боже, я в полной заднице.

Она выбросила свою старую одежду в корзину с надписью “Мусор” и вышла в зону ожидания, где вышагивали девять других девушек.

Ей пришло в голову представиться им – может быть, она сможет завести друзей. Если они будут работать вместе, у них будет гораздо больше шансов выжить.

Но тут в комнату вошла женщина с крашеными волосами, красными как кровь, в черной форме, похожей на форму охранников, а за ней еще девять человек, одетых так же, как она. Она проверила планшет и шагнула прямо к Блайз.

“Блайз Беккер”, – сказала она. Это был не вопрос.

Блайз кивнула.

“За мной”.

Зубы Блайз начали стучать, поэтому она стиснула челюсти, сдерживая панику.

Она сделала то, что ей сказали, и вышла вслед за рыжеволосой женщиной из комнаты по стерильному коридору. Каблуки женщины гулко стучали по полированному полу.

“Я Лорна. Я твой гид. Я буду рассказывать о правилах. Слушай внимательно, я не буду повторять. Вопросы в конце. Усекла?”

Рыжие волосы Лорны падали ей на лицо, когда она говорила. “Правило номер один: каждый год, в первый день весны, десять человеческих самок должны быть помещены на арену и получить оружие для самозащиты”.

Верно. Блайз уже знала это. Никто не мог скрыться от бесчисленных экранов по всему городу, показывающих в реальном времени, как девушка за девушкой бежит, боем прокладывая себе путь через арену.

Ее взгляд упал на груду оружия вдалеке: копья, топоры, луки, стрелы, веревки. Ей придется бежать туда, как только пробьет час – банальный выстрел. Она должна была успеть за пять минут, которые ей дали, прежде чем перевертыши выйдут на свободу.

“Правило номер два: женщинам не разрешается вредить или помогать друг другу”.

От этого слова в груди Блайз зародился гнев.

Как вообще можно выжить, если никто не может помочь друг другу?

Точнее, как выживу я?

В последнюю неделю ее свободы отец пытался научить ее сражаться, но потерпел неудачу. Прицеливаться Блайз умела ужасно, а наносить удары – еще хуже. Она даже не хотела думать о времени своей реакции.

“Правило номер три: если женщина убивает перевертыша, у нее есть тридцатиминутная отсрочка, чтобы найти выход. Если за тридцать минут она не дойдет до двери, она все еще в Погебе”.

Блайз никак не смогла бы убить перевертыша. Они были настоящими животными, и их время регенерации было самым нечеловеческим из всех их свойств. Дикторы на телевидении всегда подчеркивали это. Они чудовищны – не похожие на нас.

И кроме того, кто-нибудь вообще знает, как можно убить перевертыша? Можно ли их вообще убить, или это просто ложная надежда, которую дают тем, кого отбирают для “Побега”?

В конце концов, арена называлась Лазарь.

Блайз почувствовала тошноту, внезапно пожалев, что они не накормили ее и других Участниц, прежде чем бросить их на арену.

Она слышала, как тикают часы, все больше приближаясь к полудню.

В этот момент она чувствовала себя узницей на виселице, ожидающей повешения за преступление, о совершении которого она даже не подозревала.

Ее колени ослабли, близкие к тому, чтобы сдаться, а глаза снова наполнились слезами. Она не могла этого сделать. Ей предстояло умереть.

И тут она услышала звук.

Часы пробили полдень, их гулкий звон потряс деревья вокруг.

“Побег” начался.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

2

КИЛЛИАН

Еще один “Побег”.

Киллиан вздохнул и скатился с матраса, разминая конечности. Сегодня был тот самый день. Через несколько часов прозвучат выстрелы.

Девушек выпустят на арену.

В центре арены, в сердце Лазаря, сумасшедших перевертышей вскоре выпустят из своих камер в подземелье. В этот единственный день в году их выпустят поиграть.

Киллиан надеялся избегать их как можно дольше.

День обещал быть утомительным. У него был свой план на этот день, и не было смысла возиться с бездумными, хищными перевертышами, чтобы выполнить его.

Поймать как можно больше Участниц. Устроить хорошее шоу.

Камеры наблюдали.

Продюсеры наблюдали.

“Вот оно”, – подумал Киллиан. “Это тот самый год. Я выполню квоту. Я заработаю свою свободу”.

Завязывать волосы назад не было смысла, так как большую часть дня он проведет в движении.

Время подготовиться, поесть, подтянуться. День предстоял долгий.

БЛАЙЗ

Блайз бежала, пока не начало обжигать легкие.

Это было похоже на сон. Она бежала, но ее ноги не могли бежать достаточно быстро. Груда оружия маячила перед ней как мираж, а расстояние все увеличивалось. И вдруг она оказалась прямо на ней.

Когда она остановилась перед грудой, ее мысли понеслись вскачь. Она не знала, как использовать все это.

“Быстрее, Блайз”, – призывал ее разум, выуживая бессистемный план выживания из тревожных обломков ее разрозненных мыслей. Хватай копье. Оно было достаточно легким, чтобы бежать с ним, и достаточно длинным, чтобы не пришлось бросать его или сталкиваться лицом к лицу с перевертышем.

Хорошо. А теперь уходи оттуда!

Когда она бежала прочь с поляны, сомнения закрались в ее душу.

Правильно ли я выбрала? Или это меня погубит?

Нет. Ты это уже проходила.

Лук и стрелы были бы бесполезны из-за ее невероятного неумения прицеливаться. А кинжал был слишком коротким. Если бы она подошла к перевертышу так близко, то была бы мертва или, по крайней мере, схвачена, не успев сделать и шага для атаки.

Веревка тоже казалась бесполезной. Может, она и помогла бы ей взобраться на деревья, но Блайз не знала узлов, кроме тех, которыми завязывают ботинки, да и те достаточно часто развязывались и она постоянно спотыкалась.

Мечи были слишком тяжелыми.

У Блайз не хватило бы ни координации, ни силы корпуса, чтобы таскать их с собой и при этом ухитриться уйти от нападающего. Самым тяжелым предметом, который она когда-либо держала в руках, была скалка, да и та весила всего несколько фунтов.

Ей нужно было спрятаться, и спрятаться сейчас.

Когда она снова побежала, вдалеке послышался леденящий кровь рев, и она могла поклясться, что ее сердце пропустило несколько ударов.

Перевертыши были на свободе, и они жаждали добычи. Хуже того, этот рев был явно кошачьим. Если бы она хотела куда-то забраться, ей пришлось бы делать это довольно быстро и высоко.

Блайз помчалась в гущу леса, стиснув зубы. Она знала, что на умение лазать ей не стоит рассчитывать. Даже если ей удастся на короткое время обогнать перевертыша, можно не сомневаться, что он догонит и перегонит ее.

Откуда-то со стороны она услышала вой. Это означало, что в этом году клыки тоже участвуют в “Побеге”. Семейства псовых и кошачьих.

Перед ее мысленным взором промелькнули картины того, что должно было произойти: острые как бритва зубы, впивающиеся в плоть, когти, разрывающие одежду и кожу. В прошлом году было страшно наблюдать за этим. Хрупкие тела поднимались в воздух, массивные когти до крови впивались в плечи и спины, когда они тащили девушек Бог знает куда.

Она продолжала бежать, копье в ее руке рассекало воздух.

Снова крики. На этот раз человеческие.

Душераздирающие звуки.

Влажные, тошнотворные звуки.

Хруст.

Взгляд Блайз остановился на стволе – длинном, тонком и близко лежащем к земле.

Она могла бы забраться на него, она была достаточно маленькой. Если бы она смогла добраться до середины бревна, перевертыш не смог бы дотянуться и схватить ее.

“Безопасность”, – взмолился ее разум.

Треск.

По позвоночнику Блайз пробежал холодок, когда она остановилась и обернулась. Палка определенно только что сломалась.

“Залезай на ствол”, – призвал ее разум. “Но что, если я попытаюсь, и оно схватит меня сзади, чем бы оно ни было?”

И тут воздух прорезало рычание.

Блайз попятилась назад и, тяжело дыша, ударилась спиной о ствол дерева.

Перед ней стоял большой рыжевато-коричневый волк, янтарные глаза смотрели на нее.

Она не могла дышать.

Она не могла говорить.

Она перевела взгляд влево от зверя и заметила на земле копье. Должно быть, она уронила его, когда споткнулась – глупая!

Она открыла рот, чтобы закричать, но не успел звук вырваться из ее рта, как в поле зрения выскочило другое существо, и его огромная рама повалила волка на землю.

Они покатились, смешиваясь в белое и коричневое с рыжим пятно меха. Затем, внезапно, на лесную подстилку брызнули злые красные брызги. Кровь.

Они дрались из-за нее.

Блайз замерла на месте, ее пальцы вцепились в кору позади нее с такой силой, что едва не начали кровоточить.

Когда оба животных наконец перестали возиться, они вскочили на ноги. Волк и какая-то большая кошка, возможно, пума, оба обнажили зубы и оскалились.

Сердце Блайз заколотилось в груди.

Я в полной заднице.

МАЙЛО
Майло
Какого хрена?!
Джексон
Убирайся отсюда. Она моя.
Майло
Чушь! Я увидел ее первым. Кто первее, тот правее.
Джексон
Я сказал, уходи, Майло. Сейчас же. Пока я не сделал тебе еще больнее, чем уже сделал.
Майло
Сделай меня, кошечка.

Шерсть на холке Майло встала дыбом, когда он зарычал, с его острых как бритва зубов капала кровь.

Он снова сделал выпад, собираясь укусить рысь Джексона в шею. Майло превосходил его по весу и росту.

Наконец-то, противник, с которым я могу сражаться и выйти победителем!

Он ударил, зубы лишь задели туловище Джексона.

Черт возьми, а котик то быстрый!

Джексон попытался наброситься на него, чтобы ударить по морде, но Майло налетел, сбив с ног.

Волк снова щелкнул челюстями, зубы вонзились в плечо Джексона.

Задние лапы каракала вонзились ему в брюхо, отбросив его в сторону и выбив из него дух.

“Забудь о кошке”, – огрызнулся его внутренний человек. “Я должен заполучить девушку. Найти ее и вытащить нас обоих отсюда”.

Но волк Майло отказывался игнорировать ярость и разочарование, бурлящие в его жилах.

Вместо этого он снова прыгнул вперед, его когти полоснули рысь по морде, заставив его шипеть от боли.

БЛАЙЗ

Блайз пыталась отползти назад.

Она должна была попытаться взобраться на дерево, но страх отвернуться от схватки сковал ее сердце.

Два зверя перед ней сражались без устали, казалось, без конца, их кровь лилась через край.

Ее взгляд упал на копье. Она могла дотянуться до него.

Это мой шанс!

Блайз бросилась бежать, на бегу схватив оружие.

Но как только копье оказалось в руках, вес копья в сочетании с ее импульсом заставил ее споткнуться и упасть на руки. Она зашипела оттого, что оцарапала их весьма сильно.

Но все же она достала его. Получилось! Она снова была вооружена.

“Но тогда”, – поняла она, обретя опору. “Почему шум их схватки утих?”

Блайз обернулась, ее глаза стали размером с блюдца, она встретила взгляды остроухого каракала и волка, они уставились на нее. Смертоносные. Голодные.

Сглотнув, она схватила копье обеими руками, вставая в широкою стойку. Именно так велел ей поступить отец.

Ее взгляд метался между волком и кошкой, наблюдая за тем, как под шерстью у них пульсируют мышцы.

Она подумала, не сейчас ли на нее смотрят камеры. За те годы, что она стояла и наблюдала, они всегда находили девушек в самых тяжелых ситуациях.

Блайз чувствовала, как тяжесть смерти нависает над ее плечом.

Ей хотелось, чтобы земля поглотила ее, спасла от этих смертоносных животных и подсматривающей публики. Трусиха.

Ее руки дрожали, но она взяла себя в руки. Я не умру лежа.

МАЙЛО

Если бы он был в своем человеческом облике, Майло бы рассмеялся. Кого ты пытаешься напугать этим копьем, принцесса? Думаешь, ты кого-нибудь ранишь?

Он чувствовал, что Джексон все еще позади него, но ему было все равно. Она была его.

Ощетинив верхнюю губу, он рыкнул в сторону девушки. Не будь чертовой дурой. Ты даже не знаешь, как держать эту штуку. Давай-ка по-мирному.

Но, конечно же, она не послушалась.

Почему я думал, что она меня слышит? Люди так и не научились проникать разумом во внешний мир.

После этого он легко и быстро уклонился, когда она направила на него острие копья. Было даже забавно, что она так плоха в этом.

Когда она двинулась, чтобы нанести новый удар, Майло набросился, схватил древко копья прямо над рукой девушки и резко выдернул его из ее руки. Хорошая попытка, принцесса.

Его челюсти сжались, и копье треснуло пополам, а его жертва… нет, его будущая партнерша – в ужасе смотрела на него.

Он выплюнул щепки, его пасть теперь была мокрой от слюны, и он шаг за шагом приблизился к ней.

Она хочет сделать это по-плохому? Отлично.

Одно Майло знал наверняка – он получит либо секс, либо еду…

Потому что он умирал от голода.

 

Прочитай всю книгу в приложении “Галатея”!

Share on facebook
Share on twitter
Share on whatsapp
Share on email

Шипы любви

Нет ни одного человека, который бы не любил Скарлетт. Она молода, красива и уона просто ангел… Поэтому для всех становится огромным сюрпризом, когда ее истинной парой становится бессердечный и беспощадный Альфа-король. Все боялись его и с ужасом ожидали, что он вернется и, как он грозился, заберет то, что пренадлежит ему по праву. Сможет ли Скарлетт смягчить короля или, как и многим другим, ей придется молить о пощаде?

Возрастной рейтинг: 18+

Мой Ковбой

Отец Коры, бросивший ее много лет назад, оставляет девушке огромное наследство. Но есть одна загвоздка! Она должна целый год жить в глуши и содержать его ранчо. Городская девушка в провинции чувствует себя не в своей тарелке. Но когда она встречает Хаэля, сексуального ковбоя, который работает на ее ранчо, деревенская жизнь становится намного интереснее…

Возрастной рейтинг: 18+

Меченая

Семья Рики запирала её дома каждую ночь с момента рождения, девушка не могла исполнить свое единственное желание: посмотреть ночью на звезды.

Теперь, двадцать лет спустя, она разрабатывает план побега со своими друзьями, ещё не зная, что этот бунт навсегда изменит ее жизнь: она попадёт в поле зрения Альфы, который не позволит ей уйти.

Возрастной рейтинг: 18+

Снова найти любовь

Джосайя – байкер, который всё ещё оплакивает смерть своей жены. Когда он неожиданно получает в наследство два предприятия в городке Брекетвилль, он знакомится с Брук, местной жительницей, которая мечтает уехать оттуда. Пара быстро сближается, видя друг в друге шанс начать жизнь заново. Но быть лидером банды мотоциклистов опасно, и это ставит будущее молодых влюбленных под угрозу…

Возрастной рейтинг: 18+

Автор оригинала: Э. Адамсон

Изощренные умы

Элайна Дюваль жила совершенно счастливой и нормальной жизнью со своей матерью – до того дня, когда ей исполнилось восемнадцать. В свой день рождения она узнаёт, что была обещана жестокому и бессердечному Валентино Ачерби, который вскоре станет главой (капо) итальянской мафии. Не имея выбора и права голоса, она оказывается втянутой в его извращённый мир и вынуждена терпеть то, чего не должен терпеть ни один человек. Что, если ей начнёт нравиться такая жизнь?

Возрастной рейтинг: 18+ (Предупреждение о содержании: насилие, сексуальное насилие, изнасилование, торговля людьми)

Прикосновение

У Эмили давно не было секса. А последние серьезные отношения? Она даже не может вспомнить, когда они были. Но это значит, что скоро ее ждет увлекательное приключение! Эмили вот-вот встретит того, чье прикосновение заставит ее пылать изнутри.

Возрастной рейтинг: 18+

Рабыня Дракона

Отправьтесь в путешествие в средневековой интерпретации Реквием-Сити, в котором ох как жарковато! Мэдлин с юных лет служила могущественным драконам-перевертышам Орды Реквием-Сити. В день ее восемнадцатилетия Хаэль, сам Повелитель Драконов, обращает свой изумрудно-зеленый взор на Мэдлин. У него на нее большие планы. Станет ли Мэдлин покорной секс-рабыней, которую хочет видеть в ней Хаэль? Или этот запредельно-сексуальный аристократ встретил свою пару, назначенную судьбой?

Возрастной рейтинг 18+

Война Торианцев

Земля под нападением расы чудовищных пришельцев, которые не хотят ничего, кроме полного уничтожения человечества. Лилли и ее младшая сестра оказываются в центре событий, и им грозит верная смерть … пока великолепный король-воин Бор не прибывает с другой планеты и не спасает их. Его миссия – защищать всех людей, но теперь он не может думать ни о чем, кроме Лили. Будет ли его долг стоять на пути любви или он пожертвует всем ради нее?

Возрастной рейтинг: 18+

Не только ты

С юных лет Майя Гамильтон была отвязной тусовщицей, которая любила отрываться по полной и делать всё, что ей вздумается. Джейс Паркер был безответственным парнем из студенческого братства, которому нравились тусовщики. Они идеально подходили друг другу. Совершенно неожиданно он бросил её по смс. Два года спустя, они, теперь студентка и преподаватель, снова встречаются, но Майя скрывает от Джейса жизненно важный секрет.

Возрастной рейтинг: 18+

Выживание Розы

После смерти своего отца, короля, Деанна оказывается в опасной ситуации. Она – принцесса-бастард, и ее мачеха, королева Розалина, и сводный брат, принц Ламонт, не остановятся ни перед чем, чтобы добиться ее удаления от двора. Оставшись одна и не имея никого, кто мог бы защитить ее, Деанна начинает опасаться за свою жизнь. Но когда ко двору королевы Розалины начинают прибывать женихи, Деанна встречает прекрасного незнакомца из далекой страны, который может ее спасти…

Возрастной рейтинг: 18+